Действия войск Южного фронта в начальном периоде Великой Отечественной войны

Полковник В.В. КИСЕЛЕВ, полковник И.X. РАМАНИЧЕВ.

К июню 1941 года государственную границу СССР с Румынией прикрывали соединения Одесского военного округа (командующий генерал-полковник Я.Т. Черевиченко) и пограничные войска Молдавского пограничного округа (начальник генерал-майор Н.Н.Никольский). С ними взаимодействовала Дунайская военная флотилия под командованием контр-адмирала Н.О. Абрамова. В состав округа входили 9-й особый, 35, 14, 48 и 7-й стрелковые, 2-й кавалерийский, 2-й и 18-й механизированные корпуса, 150-я и 116-я стрелковые дивизии, два укрепленных района (80-й и 82-й), а также три авиационные дивизии. Согласно мобилизационному плану округ с началом войны часть сил должен был выделить для формирования полевого управления 9-й армии, в которую входили все соединения, за исключением 9-го особого корпуса, дислоцировавшегося в Крыму, и 7-го корпуса, находящегося в резерве Главного Командования. Армия развертывалась по рекам Прут и Дунай в полосе 480 км от Липкан до Черного моря

Схема боевых действий войск Южного фронта (1-10 июля 1941 г.)

Войскам округа противостояли 11-я немецкая, 3-я и 4-я румынские армии, входившие в состав группы армий "Юг". По плану "Барбаросса" этой группировке надлежало обороняться вдоль Прута, обеспечивая южный фланг основных сил группы армий, наносивших главный удар на киевском направлении. В дальнейшем германо-румынским соединениям следовало наступать, препятствуя "организованному отходу советских войск за Днестр".

В соответствии с решением командующего группой армий "Юг" фельдмаршала К. Рундштедта войска в Румынии, обороняясь, находились в готовности к действию по двум вариантам. Если советские войска начнут отходить, предусматривалась операция "Нахштосс" с целью преследования последних и воспрепятствования их планомерному отводу за Днестр. Операция "Мюнхен" планировалась на случай удержания советскими войсками рубежа вдоль Прута и возникновения необходимости прорыва обороны. 11-я армия с подчиненными ей румынскими соединениями должна была форсировать Прут в его верхнем течении и наступать на северо-восток в общем направлении Могилев-Подольский, Винница для соединения с группировкой, наносящей главный удар.

Формально все войска, находившиеся на территории Румынии, подчинялись румынскому диктатору И. Антонеску. Фактически же планированием их боевых действий занимался командующий 11-й армией генерал-полковник Риттер фон Шоберт, которому Антонеску поручил разработку "всех директив и приказов, касающихся совместного ведения войны".

Количество и соотношение основных сил и средств противоборствующих сторон к началу войны характеризовались данными, изложенными в таблице.

Как видно из таблицы, противник превосходил войска округа по личному составу. Однако большую его часть (67% ) составляли румынские войска, не имевшие боевого опыта. Превосходство в авиации и особенно в танках позволяло советским соединениям отразить наступление агрессора. Вместе с тем необходимо отметить, что формирование механизированных корпусов не было завершено, а основная часть танков и самолетов была устаревших марок. Округ имел всего 60 танков KB и Т-34 и 222 современных по тому времени самолета.

14 июня в связи с нарастанием угрозы нападения Одесский военный округ получил указание о выделении управления 9-й армии (командующий генерал-полковник Я.Т. Черевиченко) с выводом его в Тирасполь. Утром 20 июня управление (начальник штаба генерал-майор М.В. Захаров) было поднято по тревоге и под видом командно-штабных учений к исходу дня развернуло командный пункт в заранее оборудованном на случай войны районе, установив связь с соединениями, включенными в состав армии.

В ночь на 22 июня начальник штаба получил от командующего округом, который оставался пока в Одессе, сообщение о том, что из Москвы ожидается телеграмма особой важности. Генерал М.В. Захаров вызвал к телеграфным аппаратам командиров стрелковых и кавалерийского корпусов и с разрешения командующего приказал занять частями прикрытия свои районы обороны. Как записано в журнале боевых действий 9-й армии, "в 24.00 21.06.1941 г. части армии, прикрывающие границу, телеграфным распоряжением приведены в боевую готовность по тревоге. Дан приказ занять районы по плану прикрытия".

Директиву наркома обороны о приведении войск в готовность к отражению агрессии Одесский военный округ получил уже после объявления боевой тревоги. Командующий армией и член военного совета корпусной комиссар А.Ф. Колобяков прибыли на командный пункт в 9 часов 22 июня.

К 4 часам большинство частей 176, 95, 25 и 51-й стрелковых дивизий, а также 9-й кавалерийской первого эшелона 35-го, 14-го стрелковых и 2-го кавалерийского корпусов заняли подготовленную в инженерном отношении оборону вдоль Прута. В среднем на каждую дивизию приходилось около 100 км участка границы. Так как соединения заняли оборону в полосе 50-60 км, между ними остались промежутки. Особенно большим был разрыв между 176-й и 95-й стрелковыми дивизиями — более 70 км. Промежутки прикрывались только силами пограничников.

Вдоль Днестра на старой (1940г.) государственной границе находились 80-й и 82-й укрепленные районы (УР). Они имели оборонительные сооружения почти по всей полосе округа на глубину 4—6 км. Так, 82 УР, обороняя фронт 150км, имел 262 пулеметных и 22 артиллерийских долговременных сооружения, насчитывал более 10 тыс. человек личного состава, около 100 орудий, 632 станковых и 285 ручных пулеметов, а также другое вооружение.

22 июня противник "ударно-поисковыми группами", состоящими из румынских соединений, попытался захватить мосты и плацдармы и создать видимость общего наступления. Используя промежутки в обороне советских войск, его подразделения сумели захватить небольшие плацдармы у Бранешт, Скулян, Унген, Вален. Однако уже к исходу дня контратакой выделенных подразделений плацдармы были ликвидированы. Только в районе Скулян отбросить врага за Прут не удалось. Для его ликвидации командующий силами 30-й горно-стрелковой дивизии (командир генерал-майор С. Г. Галактионов) предпринял контратаку, но успеха не добился. На других направлениях неоднократные попытки румынских войск захватить в июне переправы и плацдармы были отражены.

Одновременно с ведением обороны шло отмобилизование соединений и частей 9-й армии. Пополнение личным составом осуществлялось в основном за счет местного населения. Вместо двух-трех суток по плану комплектование заняло около недели. Задержки были вызваны в основном неорганизованностью сбора приписного состава и недостатком автотранспорта для его перевозки. Несмотря на недостатки и сложности, укомплектовать соединения личным составом все же удалось полностью. По-другому дело обстояло с автотранспортом и тракторами, которые должны были по мобилизационному плану прибыть не только из Одесского, но и других округов. Из-за плохой организации приема и распределения машин военкоматами, а также соответствующими службами округа и армии они по штатной численности укомплектованы не были. К тому же противник ударами авиации нарушил работу железной дороги. В результате большого некомплекта автомашин и тракторов возникли серьезные трудности с подвозом материальных средств и буксировкой артиллерии. Из-за отсутствия необходимых запасов слабо укомплектованными остались войска и средствами связи. Не хватало радиостанций. Механизированные корпуса имели большой некомплект танков. Наиболее сильный 2-й мехкорпус (командир генерал-лейтенант Ю.Ф. Новосельский) был укомплектован на 50% , а 18-й (командир генерал-майор танковых войск П.В. Волох) — всего на 27%; при этом в его 47-й танковой дивизии (командир полковник Г.С. Родин) вообще танков не было.

Важность операционного направления, широкая полоса обороны 9-й армии, а также необходимость объединения усилий войск, находящихся в Крыму, требовали изменения управления войсками на южном направлении. Этот вопрос командование Одесского военного округа неоднократно поднимало. В последний раз военный совет 20 июня 1941 года направил наркому обороны СССР специальный доклад, в котором обосновывалась целесообразность создания на базе округа не армейского, а фронтового управления.

21 июня Политбюро ЦК ВКП(б) решило образовать Южный фронт. Формирование управления поручалось штабу Московского военного округа. Командующему войсками округа генералу армии И.В. Тюленеву, на которого возлагалось командование фронтом, об этом решении стало известно ранним утром 22 июня. 24 июня управление фронта прибыло в Винницу, где по указанию Ставки развернуло командный пункт. Его размещение в этом районе (в полосе Юго-Западного фронта) затрудняло связь с войсками и было вызвано тем, что здесь еще в 1939—1940 гг. был оборудован фронтовой пункт управления. Как вспоминал И.В. Тюленев, о существовании пункта его "не поставили в известность ни в Генеральном штабе, ни в штабе Киевского военного округа". Узнал о нем Иван Владимирович от начальника инженерных войск фронта. Средств связи здесь не оказалось, и штабу пришлось использовать местные.

В состав фронта с 25 июня вошли 9-я и 18-я армии, 9-й особый, 55-й, 7-й стрелковые корпуса и части фронтового подчинения. Военно-Воздушные Силы фронта состояли из пяти авиационных дивизий, которые входили в состав армий. В распоряжении фронта оставалось лишь два истребительных и один разведывательный авиаполки. Управление 18-й армии (командующий генерал-лейтенант А.К. Смирнов) создавалось на базе штаба Харьковского военного округа с включением в состав армии 17-го стрелкового (командир генерал-майор И.В. Галанин) и 16-го механизированного (командир комдив А.Д. Соколов) корпусов Юго-Западиого фронта. Штаб армии только 26 июня прибыл на место, развернул КП и на следующий день приступил к управлению соединениями. "Задача армий Южного фронта, — говорилось в первой директиве фронта от 25 июня,— оборонять госграницу с Румынией. В случае перехода и перелета противника на нашу территорию — уничтожать его активными действиями наземных войск и авиации и быть готовым к решительным наступательным действиям".

Фронт имел 15 стрелковых, 3 кавалерийские, 6 танковых, 3 моторизованные дивизии, оборонял полосу шириной около 700 км от Карпат до устья Дуная и побережье Крыма (В том числе две стрелковые и одна кавалерийская дивизия в Крыму. Не учитываются четыре дивизии 7-го стрелкового корпуса, вскоре переданного в состав Юго-Западного фронта. Кроме того, в Южный фронт входило четыре УРа (10, 12. 80 и 82-й). В его оперативном подчинении находились Дунайская военная флотилия, Одесская военно-морская база и пограничные отряды НКВД. Войскам фронта противостояли 7 немецких и 13 румынских пехотных дивизий, 9 румынских бригад, в том числе танковая.

Командующий группой армий "Юг", учитывая в целом успешное действие на главном направлении и положение советских войск на Пруте, 24 июня отдал приказ группировке в Румынии готовиться к операции "Мюнхен". Группировка должна была ко 2 июля занять исходное положение и с утра начать наступление с целью прорыва обороны Южного фронта. Вместе с тем фельдмаршал Рундштедт еще не имел полной уверенности в успехе боевых действий, что нашло отражение в приказе по 11-й армии от 25 нюня. В нем говорилось, что предназначенные для наступления соединения к 1 июля должны находиться в таких районах, в которых они "могли оставаться в течение многих дней...".

Ударную группировку врага составляли 11-я армия и румынский кавалерийский корпус, которые имели задачу наступать в полосе от Цуцора до Бадража и прорвать оборону на двух участках. Главный удар наносили 54-й и 30-й армейские корпуса в направлении Яссы, Бельцы, а второй удар — 11-й немецкий и румынский кавалерийский корпуса из района Стефанешти на Могилев-Подольский. В дальнейшем обе группировки должны были действовать в общем направлении на Винницу для соединения с 17-й армией, наступавшей из района Львова. Главные силы 3-й румынской армии, переданной в подчинение командующего 11-й армией, обороной обеспечивали развертывание и фланги наступательных группировок. 4-я румынская армия, оставаясь в подчинении национального командования, с началом операции должна была огнем и демонстративными атаками, особенно сильными на кишиневском направлении, сковать советские войска южнее полосы наступления.

Командование Южного фронта вскрыть направление главного удара не сумело. В разведсводке штаба фронта от 2 июля сообщалось, что основные силы противника в составе 9—10 дивизий, в том числе 5—6 танковых и моторизованных, сосредоточились в районе Стефанешти. Фактически же там находилось пять пехотных дивизий и пять бригад, в том числе одна танковая, насчитывавшая 60 танков. Разведка же фронта предполагала наличие в ударной группировке 900—960 танков.

В результате такой оценки обстановки наиболее сильная и глубоко эшелонированная группировка войск фронта была создана в полосе 18-й армии, на каменец-подольском направлении. Там находилось шесть стрелковых дивизий и 16-й механизированный корпус. На направлении вражеских ударов, на правом фланге 9-й армии, осталось в первом эшелоне две стрелковые дивизии. Против них только в первом эшелоне развернулись шесть пехотных дивизий и две кавалерийские бригады.

2 июля с утра агрессор перешел в наступление, атаковав правофланговые соединения 9-й армии. В составе главной ударной группировки из района Ясс наступали две немецкие и две румынские дивизии в стык между 30-й горнострелковой и 95-й стрелковой дивизиями. В полосе обороны 176-й стрелковой дивизии атаковали дне немецкие пехотные дивизии и две румынские кавалерийские бригады. Противник сосредоточивал свои основные силы на узких участках. Так, удар двух пехотных дивизий и кавалерийской бригады пришелся по одному 404-му стрелковому полку 176-й дивизии. Несмотря на упорное сопротивление соединений 9-й армии, превосходящие их в численности фашистские войска форсировали Прут и к исходу дня продвинулись на глубину до 8—10 км.

В связи с отводом войск левого крыла Юго-Западного фронта Ставка поставила Южному фронту задачу отвести соединения 18-й армии на рубеж Смотрич, Липканы. Учитывая направление наступления ударных группировок и выполняя указания Ставки, генерал армии И.В. Тюленев усилил правое крыло фронта, перебросив туда 18-й мехкорпус и развернув резервную 189-ю стрелковую дивизию. На рубеж укрепленных районов по старой государственной границе отводился из под Черновиц 16-й мехкорпус. На угрожаемое направление выдвинул 2-й мехкорпус командующий 9-й армией. Однако, пока шло сосредоточение сил, противник с 3 по 4 июля продвинулся на глубину до 40 км.

9-я армия пыталась контрударом 2-го мехкорпуса совместно с 74-й стрелковой дивизией (командир полковник Ф.Е. Шевердин) остановить и уничтожить вражескую группировку, наступавшую на Бельцы, но безуспешно. 5 июля командующий фронтом решил отвести 18-ю и 9-ю армии за Днестр на позиции укрепленных районов. Для обороны Одессы предполагалось создать группу войск в составе трех стрелковых дивизий во главе с заместителем командующего фронтом генерал-лейтенантом Н.Е. Чибисовым. Принимая такое решение, И.В. Тюленев предполагал, что перед фронтом действуют до 40 пехотных и 13 танковых и моторизованных дивизий. На самом деле пехотных соединений оказалось в два раза меньше, а танковых и моторизованных вообще не было.

Исходя из своих соображений, командующий фронтом 5 июля докладывал И.В. Сталину, С.К. Тимошенко и Г.К. Жукову, что фронт имеет возможность вести боевые действия только "методом подвижной обороны, опираясь на УРы на Днестре". На следующий день, И.В. Тюленев отдал войскам приказ на отход и они приступили к выполнению поставленных задач. Однако Ставка не утвердила его решение как исключительно пассивное и не отвечающее обстановке. Фронту директивой Ставки от 7 июля предписывалось контрударом резервов, которые приказывалось создать за счет частей с неатакованных участков, отбросить противника за Прут, затем использовать территорию Бессарабии в качестве исходного плацдарма для наступления. Разрешалось отвести только 18-ю армию, заняв оборону 17-м стрелковым корпусом по южному берегу Днестра от 12 УРа до Хотина и далее до Липкан. Ставка не возражала также против создания группы войск для обороны одесского направления.

Войска Южного фронта приступили к выполнению поставленной Ставкой задачи по уничтожению вклинившегося противника. Необходимо отметить, что возможность фронта нанести контрудар к этому времени была ограниченной. Передача им соседнему, Юго-Западному фронту кроме 7-го стрелкового, 16-го и 18-го механизированных корпусов, 196-й и 227-й стрелковых дивизий и 4-й артбригады ПТО затрудняла создание контрударной группировки и выполнение задачи по восстановлению обороны вдоль Прута.

Особые трудности возникли в 9-й армии, командующий которой уже отдал приказ об отводе соединений за Днестр. Начавшийся отвод еще более осложнил условия нанесения контрудара. Несмотря на это, 48-й стрелковый (командир генерал-майор Р.Я. Малиновский), 2-й механизированный и 2-й кавалерийский (командир генерал-майор П.А. Белов) корпуса с утра 8 июля начали контратаковать противника. Контрудар наносился в стык 4-й румынской и 11-й немецкой армий и продолжался 9 и 10 июля. В результате наступление 11-й армии и начавшей преследование соединений 35-го стрелкового корпуса 4-й румынской армии было остановлено.

Командующий 11-й армией генерал Шоберт просил разрешить соединениям сделать паузу в наступлении для восполнения потерь. Дав согласие, командующий группой армий "Юг" приказал направить 54-й армейский корпус на помощь 4-й румынской армии, пытавшейся овладеть Кишиневом. 10 июля начальник генерального штаба немецко-фашистских сухопутных сил доложил фельдмаршалу Кейтелю, что шансы 11-й армии на успех незначительны и что продолжать наступление она сможет не раньше 16 июля.

Положение на Южном фронте временно стабилизировалось. Соединения 18-й армии отошли на рубеж могилев-ямпольского УРа и заняли прочную оборону. 9-я армия закрепилась в 40—50 км западнее Днестра, соединения ее второго эшелона заняли Рыбницкий УР. Основу инженерного оборудования обороны армий составляли долговременные сооружения укрепленных районов по левому берегу Днестра. Дивизии Приморской группы войск оборонялись по-прежнему вдоль границы на реках Прут и Дунай. Совместно с этими соединениями мужественно сражались моряки Дунайской военной флотилии. Все попытки противника форсировать Дунай совместными усилиями воинов 9-й армии и моряков были отражены.

Дунайская флотилия действовала активно. Она добилась господства в нижнем течении реки, отразив все попытки Дунайской речной дивизии румын прорваться вниз. К 26 июня флотилия совместно с 79-м погранотрядом овладела полуостровом Сатул-Ноу и высадила на правый берег Дуная подразделения 287-го стрелкового полка 51-й стрелковой дивизии (командир генерал-майор П.Г. Цирульников). В результате оба берега северного гирла Дуная от Измаила до Вилково оказались в руках советских воинов.

Так закончилась первая в ходе войны оборонительная операция Южного фронта. Его войска на направлении вражеских ударов в Молдавии к исходу 10 июля отошли на 60—80 км. Кроме того, они должны были по приказу Ставки оставить территорию Западной Украины на стыке с Юго-Западным фронтом. К этому времени в составе Южного фронта, который оборонялся в полосе 500 км, осталось всего 20 дивизий, большей частью обескровленных. Ослабление сил и средств фронта явилось следствием не столько боевых потерь, сколько передачи значительной части войск Юго-Западному фронту.

Анализируя боевые действия Южного фронта, следует сказать, что его создание было необходимым, но запоздалым решением Верховного Главнокомандования. Лишь пассивные действия противника на советско-румынской границе позволили решить эту задачу в целом успешно. Однако образование нового фронтового управления на базе штаба Московского военного округа потребовало его перемещения, занявшего трое суток, а прибывшие командование и штаб не знали ни в каком состоянии находятся подчиненные войска, ни театра военных действий. Все это отрицательно сказалось на действиях фронта в первые дни войны.

Ход боевых действий на южном направлении в значительной степени определялся развитием событий на Юго-Западном фронте, где группа армий "Юг" наносила главный удар. Глубокий прорыв группы на киевском направлении угрожал тылу Южного фронта, что вынуждало держать значительные силы на правом крыле, в стороне наступления главной ударной группировки. В результате удары врага отражала одна 9-я армия.

Практика боевых действий показала, что в состав Южного фронта в период его создания нецелесообразно было включать часть войск Юго-Западного фронта (за исключением соединений первого эшелона). Это привело к ослаблению последнего именно тогда, когда в его полосе происходили основные события, и фактическому бездействию переданных войск.

В последующем, до 10 июля, Южный фронт передал Юго-Западному вдвое большее количество соединений.

Невысокая эффективность действий Южного фронта в значительной степени была вызвана ошибками разведки в определении состава, численности и группировки войск противника. Неправильная оценка его сил не позволяла принимать соответствующие условиям обстановки решения на создание устойчивой обороны и разгром вклинившейся группировки агрессора. Вместе с тем стремление командующего отвести войска с Прута на рубеж укрепленных районов по Днестру значительно усиливало оборонительные возможности советских войск.

Несмотря на недостатки в действиях фронта, ударные группировки противника продвигались с темпом 7—9 км в сутки. Это явилось следствием большой активности войск фронта. Каждое вклинение командующие (командиры) стремились ликвидировать контратаками и контрударами, широко маневрировали силами и средствами как вдоль фронта, так и из глубины.

Организованным был отход войск на новые рубежи. Командующим и их штабам удалось сохранять надежное управление подчиненными войсками, позволявшее организованно маневрировать силами и средствами как при создании контрударных группировок, так и при отходе.

Источник: "Военно-исторический журнал"

Эта страница принадлежит сайту "РККА"