Действия 8-го кавалерийского корпуса на коммуникациях противника

(Схема)

Обстановка. После упорных боёв 3 гвардейская армия овладела плацдармом на западном берегу р. Сев. Донец и основными своими силами к 7 февраля 1943 г. вышли на рубеж: (иск.) Николаевка, Ново-Анновка, кол. им. Шмидта, Семейкино.

279 стрелковой дивизии с отдельными частями 2 танкового корпуса, наступая в направлении Надеждино - Ново-Анновка, уже 6 февраля удалось овладеть Васильевка, Тельмана и проникнуть на южную окраину Ворошиловграда, где завязались упорные бои с немцами. Противник, стремясь задержать успешное наступление 3 гвардейской армии, упорно удерживал опорные пункты Лысый, Ниж. Габун, Верх. Габун, Бело-Скелеватый, Орловка, Поповка, Самсонов.

Таким образом, противник, глубоко вклиниваясь в боевые порядки 3 гвардейской армии, воздействовал артиллерийским и миномётным огнём по узкому коридору между Лысый и Бело-Скелеватый. Кроме того, немцы с тем, чтобы закрыть этот проход и отрезать коммуникации частей армии, вышедших к Ворошиловграду, предпринимали многочисленные контратаки небольшими группами пехоты с танками.

Для развития успеха 279 стрелковой дивизии командующий 3 гвардейской армией решил ввести 8 кавалерийский корпус в образовавшийся узкий коридор в общем направлении на Ново-Анновка. Корпусу была поставлена задача во взаимодействии с 59 гвардейской дивизией, наступавшей из района Николаевка, 279 стрелковой дивизией с частями 2 танкового корпуса, действовавшим на южной окраине Ворошиловграда, овладеть этим городом. В дальнейшем корпус должен был действовать по тылам противника в направлении Дебальцево.

Боевой состав корпуса. 8 кавалерийский корпус в составе 21, 55 и 112 кавалерийских дивизий, находясь в непрерывных боях с 19 ноября 1942 г., имел значительный некомплект в личном и конском составе, а также и по всем видам вооружения. Укомплектованность людьми едва достигала 45%, лошадьми 35%, артиллерией и миномётами - 30-40%, пулемётами и автоматами - 25-40%. Для выполнения столь серьёзной задачи, как действия на коммуникациях противника корпус необходимо было усилить. Однако общее состояние 3 гвардейской армии позволило придать корпусу лишь одну батарею 352 истребительно-противотанкового артиллерийского полка, 586 артиллерийский полк ПВО и 399 отдельный гвардейский миномётный дивизион. Отсутствие танков и гаубичной артиллерии в значительной степени осложняло обстановку для кавалерийского корпуса. Без этих средств конница вынуждена была впоследствии обходить важные в оперативном отношении пункты противника и нести неоправдываемые обстановкой потери.

Действия корпуса в районе Лысый, Бело-Скелеватый. 7 февраля 8 кавалерийский корпус с приданными частями выступил из района Давыдо-Никольский для выполнения задачи.

Попытка провести корпус в узкий коридор между Лысый и Бело-Скелеватый не удалась. Части корпуса вынуждены были ввязаться в затяжной бой за расширение коридора. На флангах коридора оборонялись части 304 пехотной дивизии противника, обратившие населённые пункты в крепкие узлы обороны. Так, в узле сопротивления Лысый противник имел до батальона с 10 танками, в районе Бело-Скелеватый, Орловка, Ниж. Габун - до батальона с 7 танками, в Поповка находилось до двух батальонов частей “СС” с 40 танками.

Бой за расширение прохода велся следующим образом. Части 21 и 55 кавалерийских дивизий повели наступление на оборону противника с востока и севоро-востока. Несколько атак спешенных эскадронов отражалось огнём противника. Это обстоятельство вынудило командира корпуса ввести в бой 112 кавалерийскую дивизию, направив её для атаки Бело-Скелеватый из-за правого фланга 55 кавалерийской дивизии. После короткой артиллерийской подготовки части 112 кавалерийской дивизии атаковали Бело-Скелеватый, но безуспешно, противник продолжал удерживать Бело-Скелеватый, Верх. Габун, Ниж. Габун, Орловка.

Уже в этих боях выявилось полное отсутствие поддержки корпуса истребительной авиацией, благодаря чему бомбардировщики противника группами от 3 до 17 самолётов безнаказанно бомбили боевые порядки и артиллерийские позиции наступающих частей корпуса. За 7 февраля 8 кавалерийский корпус потерял убитыми и ранеными 160 человек и до 200 лошадей.

Втягивание конницы в бои за опорные пункты было крайне нецелесообразным, поэтому командующий 3 гвардейской армией требовал от командира корпуса не топтаться на месте перед Бело-Скелеватым, а обойти этот пункт с севера и решительно выходить в район Ворошиловграда. Командир корпуса, выполняя приказ командующего армией, решил, не ожидая расширения прорыва, ввести корпус поэшелонно в узкий коридор между Лысый и Бело-Скелеватый.

С этой целью 112 кавалерийская дивизия, оторвавшись от противника, с утра 8 февраля выступила по маршруту: Ново-Анновка, Васильевка и к 14 час, подошла к Тельмана, где присоединилась к частям 2 танкового корпуса и 279 стрелковой дивизии, наступавшим на Ворошиловград с юго-востока.

55 и 21 кавалерийские дивизии с корпусными частями, оставив отряды прикрытия, в ночь на 9 февраля выступили по маршруту 112 кавалерийской дивизии и к 14 час. 9 февраля вышли в район Тельмана. Штаб 8 кавалерийского корпуса развернул командный пункт в Васильевка.

Таким образом, первый этап боевых действий - ввод кавалерийского корпуса в прорыв - был проведён неорганизованно. Отсутствовало обеспечение действий кавалерийского корпуса истребительной авиацией. То, что слабо обеспеченный средствами усиления кавалерийский корпус ввязался в тяжелые затяжные бои за укреплённые опорные пункты и потерял полтора суток времени, в одинаковой мере относится, к ошибкам командующего армией и командира 8 кавалерийского корпуса.

Прорыв необходимо было расширять общевойсковыми соединениями танками и артиллерией, не привлекая для этого конницу. Если этого сделано не было, то кавалерийский корпус, даже при наличии такого узкого коридора, не следовало бы втягивать в бой. Надо было бы корпус в прорыв вводить поэшелонно, надёжно обеспечив огнём фланги прорыва. К такому решению, в конце концов, и пришёл командир корпуса, но с опозданием на полтора суток. Это обстоятельство привело к излишним потерям, дало возможность противнику усилить оборону Ворошиловграда и подтянуть резервы.

Действия корпуса в районе Ворошиловграда. Выдвижение 8 кавалерийского корпуса в район Ворошиловграда было произведено на трое суток позже, чем выход частей 2 танкового корпуса и 279 стрелковой дивизии. За этот период противник значительно усилил свою оборону в районе Ворошиловграда, сумел подбросить резервы; следовательно, в таких условиях обстановки рассчитывать на успех атаки было уже нельзя.

Во исполнение приказа командующего армией командир корпуса решил в ночь на 10 февраля вывести 55 и 112 кавалерийские дивизии на рубеж высот: 163,4, 134,3, Сабовка и в 13 час. 10 февраля атаковать Ворошиловград с запада. Этому решению, однако, не суждено было осуществиться. Корпус был втянут в бой по частям. 21 кавалерийская дивизия совместно с частями 279 стрелковой дивизии начала наступление на юго-западную окраину города. 112 кавалерийская дивизия повела наступление на свх. Давыдовка, имея ближайшей задачей выйти на рубеж балки Мащинский Яр.

Немцы, оказывая упорное сопротивление, подтягивали в течение 9 февраля резервы, а 10 февраля два полка 335 пехотной дивизии с тремя танками из района свх. Давыдовка перешли в контратаку и отбросили части 112 кавалерийской дивизии на рубеж высот 1 км северо-западнее Васильевка.

Контратаке противника предшествовал огневой налёт артиллерии и миномётов и штурмовые действия 24 самолётов Ю-87 и Ю-88. Артиллерийским огнём, залпами гвардейских миномётов и контратакой учебного дивизиона кавалерийского корпуса с тремя танками пехота противника была отброшена и в беспорядке отошла к свх. Давыдовка, оставив на поле боя до 900 трупов. 55 кавалерийская дивизия, развернувшись из-за левого фланга 112 кавалерийской дивизии, была направлена для обхода свх. Давыдовка с запада с целью дальнейшего выдвижения в район Сабовка, но этот манёвр запоздал, дивизия в назначенный район не вышла. 21 кавалерийская дивизия, действуя совместно с частями 279 стрелковой дивизии, ворвалась на юго-западную окраину Ворошиловграда и втянулась в тяжёлые уличные бои.

Решение командования армии на втягивание конницы в затяжной бой за крупный населённый пункт было нецелесообразным. Корпус потерял ещё двое суток и до 600 убитыми и ранеными. Кроме того, корпус был лишён возможности своевременно выйти на оперативный простор и разгромить коммуникации противника в районе Дебальцево,

Наступление 8 кавалерийского корпуса 9-10 февраля на Ворошиловград командиром корпуса было организовано плохо; дивизии вводились в бой по частям; по существу дралась одна 112 кавалерийская дивизия; 55 кавалерийская дивизия бездействовала, 21 кавалерийская дивизия, находясь в отрыве от корпуса, вела бой совместно с 279 стрелковой дивизией.

Действия 8 кавалерийского корпуса в направлении Дебальцево. В 21 час. 10 февраля командиром корпуса был получен приказ командующего армией о немедленном выступлении корпуса на Ворошиловск, Дебальцево с задачей овладеть последними и перерезать железные дороги: Ворошиловск - Дебальцево, Зверево - Дебальцево, Чистяково - Дебальцево. Кроме того, в общем направлении на Дебальцево должны были наступать 1 гвардейский механизированный и 2 гвардейский танковый корпуса.

В 2 часа 11 февраля части 8 кавалерийского корпуса прошли исходный рубеж - южную окраину Васильевка. Во время движения корпуса по тылам противника была занята ст. Ольховка, на которой было захвачено 7 паровозов и 2 эшелона о заводским оборудованием. К утру 12 февраля части корпуса вышли на рубеж: Шиншиновка, Иллирия, где были встречены противником, занимавшим оборону. Разведка установила группировку до 2000 пехоты, полицейских войск и жандармерии в районе Парижская Коммуна, Ворошиловск. Авиация противника группами по 2-5 самолётов произвела несколько налетов на колонны корпуса, причём было убито и ранено до 50 человек и 40 лошадей.

В 16 час. 12 февраля с направления свх. им. XVI Партсъезда к Успенка прорвались 11 танков и бронетранспортёров с пехотой, которые завязали бой с частями 21 кавалерийской дивизии.

К этому времени в штабе 8 кавалерийского корпуса ничего не было известно о местонахождении и действиях 2 гвардейского танкового и 1 гвардейского механизированного корпусов, которые должны были наступать в направлении Дебальцево.

К исходу 12 февраля части 8 кавалерийского корпуса сосредоточились: 21 кавалерийская дивизия - Мало-Ивановка; 55 кавалерийская дивизия - Артёмовск; 112 кавалерийская дивизия - Ящиково; штаб 8 кавалерийского корпуса расположился в Селезнёвка. В 18 час до полка пехоты противника с танками перешла в контрнаступление от Мануиловка на Мало-Ивановка, но огнём артиллерии и миномётов 21 кавалерийской дивизии противник был отброшен в исходное положение с большими потерями.

Выход 8 кавалерийского корпуса в район южнее Ворошиловек вызвал панику: тыловые части и команды противника бежали в сторону Сталино; из Ворошиловграда, Ворошиловска, Дебальцево, Красного Луча поспешно уходили на запад и юго-запад железнодорожные эшелоны, моторизованные и колёсные транспорты и отдельные группы -солдат и офицеров, которые обстреливались огнём нашей артиллерии и миномётов.

Артиллерией 21 кавалерийской дивизии на перегоне Ворошиловск - Дебальцево было уничтожено 8 железнодорожных эшелонов в составе 84 вагонов с различными грузами и 13 цистерн с горючим.

13 февраля 3 кавалерийский корпус, продолжая выполнение поставленной задачи, выдвигался частями 21 кавалерийской дивизии вдоль линии железной дороги Ворошиловск - Дебальцево, а главными силами (55 и 112 кд) на Чернухино, Дебальцево, опрокидывая и уничтожая отдельные части противника.

При подходе к свх. им. Демченко части 112 и 55 кавалерийской дивизии подверглись налету 16 пикирующих бомбардировщиков противника и понесли значительные потери в личном и конском составе и материальной части. Несмотря на неоднократные заявки в штаб армии на прикрытие марша, наша истребительная авиация в воздухе не появлялась, и авиация противника в этот день действовала безнаказанно. Корпус понёс потерн убитыми и ранеными до 200 человек и до 400 лошадей.

К утру 14 февраля 21 кавалерийская дивизия захватила ст. Баронская, уничтожив два эшелона с продовольствием и боеприпасами, и взорвала водокачку, снабжавшую водой Дебальцево.

55 и 112 кавалерийские дивизии, подойдя к Чернухино, завязали упорный бои с немецким гарнизоном, состоявшим из двух батальонов пехоты с восемью танками и четырьмя самоходными пушками. После упорного уличного боя удалось овладеть восточной частью Чернухино, причём только на центральной улице села противник оставил более 200 трупов и 4 подбитых танка. Штаб корпуса перешёл на восточную окраину Чернухино.

С утра 14 февраля части корпуса продолжали развивать наступление на Октябрьский (21 кавалерийская дивизия), Дебальцево (55 и 112 кавалерийские дивизии). Противник к этому времени, подтянув в Дебальцево резервы, начал непрерывные контратаки частей 21 и 55 кавалерийских дивизий. Огнём и залпами гвардейских миномётов все атаки противника были отражены и противник, оставив до 150 убитых солдат и офицеров и 4 подбитых танка, к исходу 14 февраля отошёл на Октябрьский, Дебальцево. В этом бою артиллерия корпуса расстреляла большую часть своего боекомплекта. Подвоз же боеприпасов и горючего был прекращён, так как части противника перерезали дорогу между Мало-Ивановка и свх. им. Демченко.

15 февраля противник силой до полка пехоты с семью танками несколько раз атаковал части 21 и 55 кавалерийских дивизий, но артиллерийским и миномётным огнем атаки его были отражены и 8 кавалерийский корпус продолжал прочно удерживать перерезанные им коммуникации противника Ворошиловск - Дебальцево, Ворошиловск - Зверево, Ворошиловск - Никитовка. Несмотря на неоднократные запросы штаба корпуса, подвоз боеприпасов и горючего штабом армии организован не был.

К исходу 16 февраля противник подтянул резервы численностью до двух пехотных дивизий с 50 танками, которые, по показаниям пленных, имели задачей уничтожение нашей конницы, прорывавшейся в тыл противнику.

С утра 17 февраля в 3 км северо-восточнее Чернухино выгрузилась из эшелонов моторизованная пехота противника в количестве до батальона и 40 танков. Огнём артиллерии и минометов пехота была рассеяна с большими потерями. Из-за недостатка боеприпасов артиллерия вела огонь очень экономно, сберегая снаряды.

Штаб армии известил командира корпуса по радио, что на поддержку корпуса двинут отряд танков с пехотой на машинах, а также части 1 гвардейского механизированного корпуса, 2 гвардейского танкового корпуса и 14 гвардейской стрелковой дивизии, однако в течение 17 февраля связи с этими частями установлено не было, и к району Софиевка - Чернухино они не подошли.

В 17 час. до батальона противника обошли Чернухино с востока. Одновременно другая группа противника силой до двух батальонов с 40 танками повела наступление на ст. Баронская, обороняемую частями 21 кавалерийской дивизии. 17 и 67 кавалерийские полки отражали непрерывные атаки танков и пехоты противника и только после расхода всех боеприпасов, по приказу командира дивизии, отошли к свх. им. Демченко.

Третья группа противника, в количестве свыше двух батальонов с 20 танками, повела наступление на свх. им. Демченко с направления Мало-Ивановка. 67 кавалерийский полк, отражая атаки противника, несколько раз переходил в контратаку, отбиваясь штыками; свх. им. Демченко полком был удержан.

17 и 67 кавалерийские полки 21 кавалерийской дивизии в это время вели ожесточённый бой на юго-восточной окраине Городище против наступавшего на село 354 пехотного полка противника с 16 танками. После ожесточённого боя с танками и пехотой противника 67 и 17 кавалерийские полки, израсходовав все боеприпасы и будучи отрезаны от остальных частей корпуса, вынуждены были штыками пробиваться на Успенка. Впоследствии полкам удалось отойти на восток и соединиться с частями армии.

Ввиду подавляющего превосходства противника, недостатка боеприпасов и горючего командир корпуса принял решение перейти к круговой обороне в районе Чернухино, прочно удерживаясь на коммуникациях противника до подхода частей 2 гвардейского танкового и 1 гвардейского механизированного корпусов.

55 кавалерийская дивизия заняла оборону на северо-восточной окраине Чернухино, 112 кавалерийская дивизия - в центре села, учебный дивизион и 8 истребительный противотанковый дивизион - на восточной и юго-восточной окраинах. Части заняли круговую оборону, приспособив к обороне каменные постройки.

В 4 час. 35 мин. 18 февраля командир корпуса донёс командующему армией по радио:

“Противник - силою пд с танками. Кольцо сжимается. Боеприпасов нет и не получил. Сегодня сильно бомбила авиация противника. На подходе своих частей нет. Прошу принять срочные меры, в частности, помочь действиями авиации, иначе возможна катастрофа”. Все мероприятия командования армии соединиться с действующим в тылах противника 8 кавалерийским корпусом были безуспешны. 2 гвардейский танковый и 1 гвардейский механизированный корпуса, которые должны были действовать в направлении Дебальцево, находились: 1 гвардейский механизированный корпус вёл бой на вост. окраине Иллирия, 2 гвардейский танковый корпус, понеся большие потери в личном составе и материальной части, производил перегруппировку в районе Орехово с целью последующего наступления в направлении Красная Поляна, Ивановка, Чернухино.

До половины дня 18 февраля противник вёл ожесточённый артиллерийский и миномётный огонь по боевым порядкам корпуса, одновременно подтягивал силы. В то же время 20 бомбардировщиков Ю-87 и Ю-88 непрерывно производили бомбёжку и обстрел Чернухино. Части несли большие потерн в личном и конском составе; прямыми попаданиями авиабомб были разбиты пять 76-мм и три 45-мм орудия.

С 16 час. 18 февраля противник начал сжимать кольцо окружения, 'сосредоточив на ст. Чернухино до двух полков пехоты и на дорогах вокруг Чернухино около пехотной дивизии с 50 танками. Создалась угроза окружения корпуса при почти полной отсутствии боеприпасов и горючего.

Пятидневные тяжёлые бои на важнейших коммуникациях противника с подходящими со всех сторон –резервами основательно: истощили силы 8 кавалерийского корпуса; в полках осталось по 120-150 бойцов, по 1-2 орудия, и, естественно, части конницы в таких условиях не могли ужо развивать свой первоначальный успех.

Отсутствие боеприпасов вынуждало части корпуса последовательно оставлять ст. Баронская, свх. им. Демченко, и порой вступать в бой исключительно холодным оружием. Потери корпуса увеличивались ещё и потому, что кавалерийские дивизии в ряде случаев (ст. Баронская, Чернухино) стремились наносить лобовые удары, манёвр дивизий и полков на поле боя почти отсутствовал, несмотря на то. что противник чрезвычайно быстро реагировал на всякого рода обходы и, наоборот, упорно оборонялся при фронтальном наступлении.

Выход из окружения: В 20 час. 18 февраля командир корпуса принял решение выводить корпус из окружения в направлении Фащевка (зап.), Стрюково. Начало прорыва было назначено в 22 часа 18 февраля. К моменту принятия решения на прорыв командиром корпуса был получен приказ командующего армией, в котором корпусу ставилась задача, уничтожая тылы противника, двигаться на соединение с частями армии, действующими на рубеже Иллирия - Штеровка.

В 22 часа 18 февраля части корпуса, оторвавшись незаметно от противника, вышли из Чернухино и направились на Стрюково.

Из-за полного отсутствия горючего материальная часть и автомашины 586 артиллерийского полка ПВО и три установки 399 отдельного гвардейского миномётного дивизиона были взорваны. Отход корпуса на юг ввёл противника в заблуждение. Немецкое командование предполагало, что конница пошла в обход Дебальцево с юга и юго-запада, выдвинуло в раз. Редкодуб до двух батальонов с танками из района Дебальцево и до двух батальонов с танками из района Городище, свх. им. Демченко.

Как показали пленные, обе группы противника встретились в районе Круглый и в течение всего дня 19 февраля вели между собой бой, понеся потери до 300-400 убитыми и ранеными.

Около 8 час. 19 февраля при прохождении вблизи ст. Фащевка колонна корпуса попала под артиллерийский огонь. Выдвинутый в направлении станции учебный дивизион развернулся и перешёл в наступление, уничтожив более 90 солдат и офицеров противника и заставив остальных отойти на северо-восток. На станции был сожжен эшелон с боеприпасами и продовольствием.

Продвигаясь дальше, головные пасти корпуса уничтожили в Стрюково инженерную роту противника численностью 130 человек, производившую сапёрные работы. Заняв Стрюково, корпус перешёл к круговой обороне, отразив в течение 19 февраля несколько атак противника из направления Рассыпная, причём было уничтожено свыше 100 немцев и подбито 2 танка.

В ночь на 20 февраля командир корпуса решил произвести налёт на Грабовка и Фащевка (южная). С этой целью в 4 часа части 112 кавалерийской дивизии атаковали Грабовка, в которой было уничтожено свыше 200 человек и сожжено 3 склада с боеприпасами и продовольствием.

В Фащевка частями 55 кавалерийской дивизии было уничтожено до 90 немцев, захвачены и уничтожены склады с военным имуществом и велосипедами.

В 18 час. командир корпуса, получив радиограмму штаба армии, извещавшую его о том, что в район Иллирия вышли части 1 гвардейского механизированного корпуса, решил пробиваться к ним на соединение.

Во исполнение этого решения части корпуса в 24 час. выступили по маршруту; Стрюково, Поновка, Артёма. В Артёма была уничтожена танковая рота СС, следовавшая на пополнение 6 танковой дивизии, где было взято 36 пленных и захвачено 4 машины с продовольствием.

В 12 час. 21 февраля была получена радиограмма штаба армии о том, что части армии ведут наступление в направлении Городище с рубежа Никитовка, Штеровка, Ивановка. В этот день соединения армии, наступавшие в общем направлении на Дебальцево, вели бои на рубеже Иллирия, (иск.) Никитовка, Мал. Николаевка, (иск.) Ивановка. 18 стрелковый и 1 гвардейский механизированный корпуса имели задачу наступать в общем направлении на Городище, части 14 стрелкового корпуса наступали на Красный Луч.

Командир корпуса решил нанести удар 55 кавалерийской дивизией на Красный Луч и 112 кавалерийской дивизией на Петрово-Красноселье, и в этом районе присоединиться к наступающим частям армии.

В 14 час. части 55 кавалерийской дивизии атаковали Красный Луч: 78 кавалерийский полк с юго-запада, 84 кавалерийский полк с северо-запада, заняли село и уничтожили до полутора рот пехоты противника. Здесь был разгромлен штаб 62 пехотной дивизии противника, захвачено 2 склада с продовольствием, 21 автомашина и 269 артиллерийских лошадей.

112 кавалерийская дивизия, наступая на Петрово-Красноселье, заняла Шахта №152, Владимировка, причём огнём артиллерии и миномётов было уничтожено до 300 немцев, подавлен огонь двух миномётных батарей и отбиты три атаки с направления Шевченко, отм. 367,1.

22 февраля было получено приказание командующего армией, по которому корпусу ставилась задача двигаться на присоединение к армии в направлении Широкий и нанести удар противнику с тыла. С фронта должен был наступать 14 стрелковый корпус.

В 22 часа 22 февраля части корпуса по бездорожью при снежном покрове глубиной свыше метра выступили по маршруту: шахта №152, Владимировка, Фромандировка, Широкий, Мало-Николаевка. Командиру 21 кавалерийской дивизии было передано по радио приказание самостоятельно выводить дивизию на Уткино, Фёдоровка, Иллирия, Успенка.

В 4 часа 23 февраля головные части корпуса достигли Юлино, где от жителей были получены сведения, что в Фромандировка находятся 27 орудий противника, много обозов и артиллерийского имущества под охраной гарнизона в 300-400 солдат и офицеров.

В Юлино командир корпуса направил 55 кавалерийскую дивизию для налёта на Фромандировка и уничтожения гарнизона и техники противника. Ввиду глубокого снега движение дивизии было очень медленным, и противник, заметив наши колонны, оказал упорное сопротивление. Потеряв до 100 человек и 150 лошадей убитыми и ранеными, части дивизии отошли к югу от Фромандировка.

В 11 час. противник силой до двух рот предпринял контратаку с направления Штеровка, но огнём артиллерии и миномётов атака была отбита, причём противник потерял до роты. Тогда же командир корпуса решил прорвать оборону противника в направлении Широкий, Мало-Николаевка частями 112 кавалерийской дивизии, прикрываясь с северо-запада частями 55 кавалерийской дивизии.

Ввиду того что артиллерия корпуса отстала при движении по глубокому снегу, наступление началось без артиллерийской подготовки. В 12 час. противник силой до батальона с тремя танками предпринял атаку из района Ивановка на Юлино. Подтянувшаяся артиллерия корпуса уничтожила- до двух рот противника и подбила 2 танка.

По выходе частей 112 кавалерийской дивизии на шоссе Ивановка, Мало-Николаевка, по ним был открыт сильный артиллерийский огонь до 40 орудий с направлений: Ивановка, Штеровка, Широкий, Фромандировка. Одновременно до двух полков пехоты с танками, подошедшие по шоссе с направлений Ивановка и по шоссе идущему от Ивановка на Широкий, с трёх сторон атаковали части корпуса.

Материальная часть артиллерии и три оставшиеся установки 399 отдельного гвардейского миномётного дивизиона, выпустив последние снаряды и мины, были подорваны, а части начали пробиваться через линию обороны противника в направлении рощи юго-западнее Широкий. Уничтожив по пути батарею противника, часть 112 кавалерийской дивизии к 17 час. 23 февраля вышла в балку Должик, а другая часть, уничтожив до роты автоматчиков, прорвалась к Мало-Николаевка. В 16 час. к балке Западная вышла 55 кавалерийская дивизия, прорвавшаяся самостоятельно.

В ночь на 24 февраля части 55 и 112 кавалерийских дивизий по балке Западная вышли в Мало-Николаевка и к исходу 25 февраля сосредоточились в районе Орехово. 21 кавалерийская дивизия к исходу 24 февраля с боями вышла в район Успенка.

Последний этап боевых действий корпусу был наиболее тяжёлым. Части, понеся большие потери, при отсутствии боеприпасов и горючего должны были силой пробиваться на восток в расположение наших войск. Корпусу было приказано идти на прорыв в направлении Иллирия, Штеровка, т.е. по первоначальному пути движения корпуса, где противник к этому времени уже сосредоточил до четырёх полков пехоты с 60 танками и где прорыв не мог сулить успеха.

Командир корпуса, оценив на месте обстановку и все невыгоды прорыва в направлении Иллирия, организовал прорыв на Фащевка, Стрюково. Тем самым он ввёл противника в заблуждение, благополучно вывел главные силы корпуса из очень тяжёлого положения, разгромил штаб 62 пехотной дивизии и тылы противника в районе Стрюково, Фащевка, Красный Луч и отвлёк на себя с фронта свыше двух дивизий с танками (62, 304 пехотные и 6 танковая дивизии).

В бою 23 февраля в районе Фромандировка, Юлино командир 8 кавалерийского корпуса выпустил из рук управление. 55 и 112 кавалерийские дивизии прорывались самостоятельно, штаб же корпуса, не сумевший организовать взаимодействия и согласованного удара при прорыве, оторвался от частей и погиб.

Итоги и выводы. В результате действий 8 кавалерийского корпуса по тылам противника были перерезаны важнейшие его коммуникации в районе Ворошиловск, Дебальцево, Фащевка, Красный Луч. Корпус с боями прошёл более 200 км, из которых до 160 км в тылу противника.

Выход конницы в район Чернухино навёл панику в тылах противника и дезорганизовал управление войсками, подвоз и боевое питание. Почувствовав серьёзную угрозу железнодорожному узлу Дебальцево, противник направил против частей корпуса до двух пехотных дивизий с танками, поддержанных авиацией.

За период нахождения в тылу противника 8 кавалерийский корпус разрушил железнодорожные линии Ворошиловск - Дебальцево, Дебальцево - Зверево, Дебальцево - Никитовка, взорвал три железнодорожных моста, водокачку, снабжавшую водой Дебальцево, уничтожил 18 эшелонов, из которых 2.5 эшелона с артиллерией, 1.5 с танками, 1 с самолётами, 3 с автомашинами, 7 с заводским оборудованием, 2 с горючим, 1 с подарками для немецкой армии.

Частями корпуса было выведено из строя 20 паровозов, уничтожено и сожжено 30 складов с боеприпасами, продовольствием и имуществом. Разгромлен штаб 62 пехотной дивизии, уничтожено до 10 тыс. солдат и офицеров противника из состава 62, 164 я 304 пехотных, 6 танковой дивизий и двух сводных батальонов Дебальцевского гарнизона. Освобождено из плена 1480 человек и эшелон с военнопленными и гражданским населением. В боях подбито и захвачено, а при отходе уничтожено 2 бронепоезда, 28 танков, 50 орудий, 35 миномётов и 2 миномётные батареи, 54 пулемёта, 152 автомашины, 2686 винтовок, 525 автоматов, 830 повозок. Захвачено в плен 236 солдат и офицеров и 769 лошадей. Корпус потерял убитыми, ранеными и без вести пропавшими 2519 человек и 2906 лошадей. При обратном прорыве было взорвано и уничтожено 34 орудия, 24 миномёта, 34 пулемёта, 6 установок гвардейских миномётов и 10 автомашин.

Подводя итоги действиям 8 кавалерийского корпуса на коммуникациях и в ближнем тылу противника, можно сделать следующие краткие выводы.

1. Кавалерийские корпуса могут с успехом применяться для активных действий в оперативном тылу противника с целью разгрома его коммуникаций. Крупные конные соединения следует применять как средство фронтового командования при условии, если действия конницы происходят не изолированно, а во взаимодействии с войсками, действующими с фронта. В противном случае конница, даже достигнув в начале известных успехов, при напряжённой работе в тылу противника, находясь всё время под воздействием его авиации и подвергаясь атакам резервов, в конце концов выдохнется или будет вынуждена с тяжёлыми боями и значительными потерями пробиваться обратно к своим войскам или же может быть окружена и совершенно уничтожена противником.

2. Направляя конницу для действий на коммуникациях противника, фронтовое командование должно обеспечить прорыв его обороны силами стрелковых и танковых соединений, сберегая конницу для действий в оперативном тылу врага.

Опыт Отечественной войны показал, что в тех случаях, когда коннице было обеспечено беспрепятственное прохождение линии фронта, её действия в тылу противника имели успех и, наоборот, при самостоятельном прорыве конницей обороны противника она несла большие потери, теряла время и не могла прорваться на оперативный простор.

3. Конница, направленная для действий по тылам противника и на его коммуникациях, должна быть усилена танковыми соединениями, в том числе и тяжёлыми танками, а также гаубичной артиллерией и гвардейскими миномётными частями. Без этих средств усиления конница вынуждена будет избегать боёв и обходить все пункты, занятые более или менее значительными гарнизонами, или нести не оправдываемые обстановкой потери, терять время и темп движения в боях за населенные пункты.

4. При назначении конницы для действий на коммуникациях и тылам противника необходимо освободиться от всего того, что может тормозить подвижность действующих частей. Этого мы не видели в действиях 8 кавалерийского корпуса 11-23 февраля. Корпус имел громадный (до 70%) некомплект конского состава, его сабельные эскадроны наполовину были спешенными. Тем не менее армейским командованием задача корпусу по темпам её выполнения ставится чисто кавалерийская.

5. Действующие на коммуникациях и в тылах противника кавалерийские соединения нельзя в течение значительного времени привязывать к одному району и тем более к одному крупному населенному пункту, как это мы видели на примере действий 8 кавалерийского корпуса под Дебальцево в период 13-18 февраля 1943 г. Конница должна сохранять свободу маневрирования, чтобы не дать возможности противнику подтянуть резервы, окружить конницу и нанести ей поражение или даже уничтожить. Особенно это опасно при действиях против танковых и моторизованных соединений противника и в районе с хорошо развитой сетью путей сообщения.

Командир 8 кавалерийского корпуса в данном случае был связан намерениями армейского командования подвести 1 гвардейский механизированный и 2 гвардейский танковый корпуса к району Дебальцево, и дивизии 8 -кавалерийского корпуса напрягали все усилия сначала на захват этого важнейшего железнодорожного узла, а потом на удержание перерезанных ими коммуникаций противника. Однако танковый и механизированный корпуса не подошли, и коннице пришлось собственными силами прорываться обратно.

6. Действия конницы на коммуникациях и в тылу противника должны быть надёжно прикрыты с воздуха. Как показана практика Отечественной войны, противник всегда в первую очередь бросает против нашей конницы свою авиацию о задачей приковать конницу к месту, связать её манёвр, дать время на подтягивание танков и пехоты в целях ликвидации прорвавшейся в тыл конницы.

В действиях 8 кавалерийского корпуса можно отметить, что уже с 11 февраля немецкая авиация буквально висит над корпусом и, пользуясь полным отсутствием нашей истребительной авиации, в значительной степени обеспечивает командованию противника возможность подтянуть части 62, 114 и 304 пехотных и 6 танковой дивизий для удара по коннице.

7. Фронтовое командование обязано организовать бесперебойное снабжение конницы, действующей на коммуникациях и в тылу противника. Продовольствие и фураж, а иногда и горючее, конница ещё может иметь за счёт трофеев и частично за счёт местных ресурсов, но боеприпасы должны быть поданы под сильным танковым прикрытием или по воздуху транспортными самолётами. В отношении 8 кавалерийского корпуса этого сделано не было, и части его вынуждены были прорываться обратно, действуя почти исключительно холодным оружием.

8. При действиях конницы в тылу и на коммуникациях противника, помимо организуемой фронтовым командованием непрерывной авиационной разведки, данные которой должны быть немедленно переданы в штаб конницы, необходима тщательно организованная и достаточно глубокая разведка самой конницы.

Действуя в тылу противника, части 8 кавалерийского корпуса глубокой разведки не вели, а поэтому в значительной степени полки и дивизии действовали вслепую. Так, например, в бою 23 февраля 55 и 112 кавалерийские дивизии сами влезли в подготовленный им противником в районе Юлино, Фромандировка огневой мешок; в то же время через несколько часов та же 55 кавалерийская дивизия, произведя разведку, выходит из расположения противника без боя, не встречая его заслонов.

При действиях зимой с глубоким снежным покровом вместо разъездов должны высылаться лыжные разведывательные подразделения с автоматическим оружием, противотанковыми средствами и миномётами.

Летом необходимо высылать разъезды с теми же средствами вооружения на отборном конском составе.

9. Серьёзное внимание должно быть обращено на вывод конницы из оперативной глубины противника. Частями, действующим с фронта должен быть подготовлен “коридор”, При отсутствии “коридора” командование обязано тесно увязать действия частей, наступающих с фронта, и кавалерийских соединений с тыла с тем, чтобы вывести конницу из тыла противника при минимальных потерях.

В разбираемом примере вывод корпуса организован не был, вследствие чего были понесены излишние потери в людях, лошадях и материальной части.

10. Все передвижения при действиях в тылу и на коммуникациях противника конница, как правило, должна совершать ночью, а днем - только при сильном прикрытии с воздуха, в расчленённых порядках и не по основным дорогам, а колонными путями. Днём, как правило, части должны оставаться на месте, соблюдая все правила маскировки. Части 8 кавалерийского корпуса пренебрегали этим правилом, отчего и вынуждены были нести излишние потери.

11. При действиях в тылу конница без крайней необходимости не должна ввязываться в бои за населенные пункты, которые, как правило, противник приспосабливает к упорной обороне.

Опыт Отечественной войны показал, что немецко-фашистские войска с исключительным упорством обороняют занимаемые ими позиции и населённые пункты, но при обозначающейся угрозе обхода или окружения часто начинают отход, сопровождающийся даже оставлением материальной части.

Между тем части 8 кавалерийского корпуса неоднократно ввязывались в бой иногда по приказу армейского командования, а нередко и по инициативе своих командиров, за укреплённые крупные населённые пункты (Ворошиловград, Дебальцево) и не добивались успеха, теряя в то же время свою оперативную подвижность.

12. Действия 8 кавалерийского корпуса 12-23 февраля 1943 г. в районе Ворошиловск. Дебальцево, Красный Луч ещё раз показали, что конница при правильном её использовании может решать такие задачи, как разгром коммуникаций противника.

Верховное Главнокомандование Красной Армии высоко оценило боевую деятельность 8 кавалерийского корпуса, который приказом НКО СССР № 78 от 14 февраля 1943 г. был преобразован в 7 гвардейский кавалерийский корпус.

Примечание: данный анализ тесно связан с размещенной на сайте статьей “Бои за Ворошиловград”, которую мы рекомендуем к прочтению.

Источник: Сборник материалов по изучению опыта войны.
OCR - Павел Войлов, предоставлено Ласло Немеди

Эта страница принадлежит сайту "РККА"