Действия оперативных групп войск в Смоленском сражении (10 июля — 10 сентября 1941 г.)

Подполковник В. ШЕВЧУК

Во второй половине июля 1941 года армии Западного фронта под ударами превосходящего в силах врага продолжали с боями отходить. Гитлеровцы овладели городами Велиж, Демидов, Духовщина, Починок (см. схему). К концу месяца наши войска оставили Смоленск и Ельню. В районе северо-восточнее Смоленска в окружении вели бои соединения и части 20-й и 16-й армий (командующие генерал-лейтенанты П. А. Курочкин и М. Ф. Лукин).

Резервы фронта и подходившие из глубины страны подкрепления с ходу вступали в сражение практически разрозненными группировками, пытаясь остановить вклинившегося на нашу территорию противника и создать условия для его разгрома.

20 июля И. В. Сталин в разговоре по прямому проводу с главнокомандующим Западным направлением Маршалом Советского Союза С. К. Тимошенко указал на отрицательные последствия распыления сил и высказал следующие соображения: «Не пора ли отказаться от подобной тактики и начать создавать кулаки в семь-восемь дивизий с кавалерией на флангах. Избрать направление и заставить противника перестроить свои ряды по воле нашего командования. Вот, например, нельзя ли из трех дивизий Хоменко, трех дивизий орловских, одной танковой дивизии... добавить, может, еще две-три дивизии из резервной армии, прибавить сюда кавалерию и нацелить всю эту труппу на район Смоленска, чтобы разбить и вышибить противника из этого района, отогнав его за Оршу...».

В этот же день была отдана директива начальника Генерального штаба о проведении операции по окружению и разгрому гитлеровцев в районе Смоленска. В ней содержались и требования, высказанные Верховным Главнокомандующим, о сосредоточении усилий на важнейших направлениях.

Задачи оперативных групп в Смоленском сражении

Во исполнение указаний Ставки ВГК маршал С. К. Тимошенко решил силами специально созданных оперативных групп войск, выделенных из состава 29, 30, 24 и 28-й армий, перейти в контрнаступление, нанеся одновременные удары из районов Белый, Ярцево, Рославль в направлении на Смоленск, и во взаимодействии с 20-й и 16-й армиями разгромить вражескую группировку севернее и южнее Смоленска. Для содействия наступавшим с фронта войскам была создана кавалерийская группа (две дивизии) с задачей совершить рейд по тылам могилевско-смоленской группировки противника.

Группа генерал-майора В. А. Хоменко силами трех стрелковых дивизий получила задачу: 23 июля нанести удар из района города Белый в направлении Духовщины и не позднее 25 июля совместно с войсками групп генерал-лейтенанта С. А. Калинина (три стрелковые дивизии) и генерал-майора К. К. Рокоссовского (одна стрелковая и две танковые дивизии), наступавших со стороны Ярцево, окружить и уничтожить в районе Духовщины противника, который имел там три танковые дивизии и одну танковую бригаду. Кавалерийская группа, наступая в общем направлении на Демидов, обеспечивала действия главных сил с севера. В дальнейшем войска групп должны были наступать непосредственно на Смоленск и войти в соприкосновение с 20-й и 16-й армиями.

Войска группы генерал-лейтенанта В. Я. Качалова (две стрелковые и одна танковая дивизии) получили задачу перейти в наступление 22 июля из района Рославля вдоль шоссе, идущего на Смоленск, уничтожить противостоящего противника и на второй день выйти на рубеж Починок, Хиславичи, в дальнейшем развивать наступление на Смоленск, отражая вражеские удары с запада. Группе генерал-лейтенанта И. И. Масленникова (три стрелковые дивизии) предстояло активными действиями не допустить продвижения немецко-фашистских войск на торопецком направлении.

Контрнаступление оперативных групп обеспечивалось с воздуха авиацией Западного фронта, насчитывавшей к тому времени 276 самолетов (189 бомбардировщиков и 87 истребителей).

На подготовку боевых действий осталось двое суток. Этого времени оказалось достаточно лишь для принятия решения, постановки задач действующим в разных районах войскам. Организацию в полном объеме взаимодействия внутри групп и с 20-й и 16-й армиями, а также обеспечения боевых действий войск завершить не удалось. К тому же некоторые соединения, вошедшие в состав групп, не успели своевременно выйти в исходные районы. Из-за сильного воздействия вражеской авиации они несли большие потери в людях и материальной части еще до начала наступления. В результате одновременный переход в контрнаступление всех соединений оперативных групп утром 23 июля не получился. Это значительно ослабило силу первоначального удара. Кроме того, войска действовали в широких полосах, их малочисленный состав не позволил достичь превосходства в силах и средствах на направлениях главных ударов.

С 24 июля наступали уже все оперативные группы. Преодолевая упорное сопротивление врага, они медленно продвигались вперед. Как свидетельствует командующий 3-й танковой группой генерал Г. Гот, в бой по отражению наступления советских войск были втянуты все части и соединения его группы, включая и учебную бригаду. Соединения Западного фронта нанесли чувствительные удары по противостоящей группировке гитлеровцев, лишили ее свободы маневра, вынудили рассредоточиться вдоль фронта, а на ряде участков перейти к обороне.

В течение 26—27 июля войска оперативных групп продолжали наступление. Противник начал перебрасывать под Смоленск силы и средства с неатакованных участков фронта. Некоторые из них попали под удар наших кавалерийских дивизий, которые действовали на флангах и в тылу врага, нарушали его линии связи, дезорганизовывали подвоз боеприпасов и горюче-смазочных материалов, чем способствовали наступлению оперативных групп.

Непосредственное руководство оперативными группами было возложено на командующего Западным фронтом генерал-лейтенанта А. И. Еременко. Оценив сложившуюся обстановку, в частности результаты пятидневного наступления, он 27 июля уточнил группам задачи и потребовал решительного продвижения вперед с целью окончательного разгрома врага в районе Духовщины. На подготовку к наступлению отводилось около 5 часов. Задачи соединениям, а в ряде случаев и частям ставились и уточнялись в основном по карте.

Одной из особенностей вновь развернувшихся боевых действий явилось то, что они довольно часто носили встречный характер. Например, 27 июля в районе переправы на Днепре у Соловьеве часть сил группы генерала К. К. Рокоссовского и подошедшая к исходу дня 108-я стрелковая дивизия 44-го стрелкового корпуса (командир дивизии полковник П. В. Миронов), выдвинутая из резерва фронта, успешно отразили наступление крупной танковой колонны противника, пытавшейся захватить плацдарм на восточном берегу реки. Дальнейшие попытки гитлеровцев добиться успеха у переправы были сорваны. В тот же день главнокомандующий Западным направлением подчинил 44-й стрелковый корпус (командир генерал-майор В. А. Юшкевич) генералу К. К. Рокоссовскому.

28 июля группа генерала К. К. Рокоссовского атаковала противника, пытаясь выбить его с занимаемых позиций. Удары господствовавшей в воздухе вражеской авиации, контратаки танков и моторизованной пехоты врага замедляли продвижение. Соединения и части группы несли значительные потери, а противник все больше усиливал сопротивление за счет частей, прибывших с других участков фронта.

Напряженные бои вела также группа генерала В. А. Хоменко. Сломив сопротивление врага, она начала продвигаться в юго-западном направлении. Войска группы генерала С. А. Калинина за этот день продвинулись на 1—1,5 км, генерала В. Я. Качалова — овладели узлом сопротивления в районе Коски. Дивизии генерала И. И. Масленникова 28 июля готовились к наступлению на Ильино.

Таким образом, в течение 28 и 29 июля противнику был нанесен ощутимый урон, остановлено его продвижение на ряде участков фронта, но создать необходимые условия для полного разгрома духовщинской группировки не удалось.

Медленное продвижение оперативных групп, как подчеркивал маршал С. К. Тимошенко в своем докладе начальнику Генерального штаба 3 августа, объясняется главным образом слабым авиационным обеспечением наступавших войск, большой неукомплектованностью соединений танками и артиллерией и крайне ограниченным временем на подготовку контрнаступления.

Главнокомандующий Западным направлением доложил в Ставку мероприятия, которые проводились по его указанию. Он, в частности, сказал: «Я все, что в моих силах, собрал и направил на усиление Хоменко и Калинина. Но вы знаете, что пушек у меня нет, самолетов нет и людей очень мало».

Вместе с тем медленное продвижение оперативных групп объяснялось в отдельных случаях плохим управлением войсками со стороны их командиров и штабов. Маршал С. К. Тимошенко, например, выражал недовольство неорганизованностью руководства со стороны генерала В. Я. Качалова. В целом же по результатам наступления всех оперативных групп главнокомандующий сделал следующий вывод: «Я считаю, что боями этих дней мы совершенно расстроили наступление противника. Семь-восемь действующих против нас танковых и мотодивизий и две-три пехотные с огромными потерями лишены наступательной возможности на целые десятки дней».

4 августа всем оперативным группам Ставкой были уточнены задачи. Активными наступательными действиями они должны были приковать к себе как можно больше сил противника.

Выполняя приказ Ставки, оперативные группы продолжали наносить удары по врагу, что еще больше ослабило немецкую группировку на смоленском направлении, но и наши войска понесли большие потери. 10 сентября по указанию Ставки ВГК. войска Западного фронта перешли к обороне на занимаемых рубежах.

Таким образом, активные действия оперативных групп оказали значительную помощь фронту в целом, и особенно 20-й и 16-й армиям, способствуя их выходу из окружения, а также положительно повлияли на стабилизацию положения соседей.

Однако в ходе контрнаступления полностью решить поставленные задачи не удалось. Основными причинами этого явились недостаток сил и средств в оперативных группах и слабое авиационное обеспечение наступления. Отрицательно сказалось и то обстоятельство, что между наступавшими оперативными группами, а также между ними и 20-й и 16-й армиями не было достигнуто полного взаимодействия. Создание групп осуществлялось в чрезвычайно короткие сроки, а в их состав включались войска, на сосредоточение которых тратилось много времени. Кроме того, выдвижение соединений и частей в исходные для наступления районы проходило в условиях господства вражеской авиации.

Необходимо отметить, что в вопросах руководства войсками оперативных групп огромную роль играли их штабы. Там, где штаб того или иного соединения, выступавший в качестве органа управления командующего группой, успешно выполнял свои функции, а имевшиеся средства связи обеспечивали четкое управление, те группы, как правило, действовали более согласованно, и их результаты были значительными.

Можно сказать, что в условиях обстановки лета 1941 года применение оперативных групп войск себя оправдало. Это была, по существу, единственная возможность выполнения активной наступательной задачи в ходе стратегической обороны на смоленском направлении. Полученный в Смоленском сражении опыт применения оперативных групп войск в дальнейшем был изучен и использован в последующих операциях.

Источник: "Военно-исторический журнал" №12 1979 г.

Эта страница принадлежит сайту "РККА"