На смоленско-московском стратегическом направлении летом 1941 года

Кандидат исторических наук полковник К. ЧЕРЕМУХИН

Смоленская оборонительная операция, длившаяся с 10 июля по 10 сентября 1941 года, являлась важной составной частью вооруженной борьбы в летне-осенней кампании 1941 года. Она характеризовалась большим размахом, непрерывным изменением обстановки, многообразием решаемых задач и способов боевых действий, применявшихся советскими войсками в борьбе с наиболее сильной группировкой противника. Эта стратегическая операция представляла собой целый комплекс оборонительных и наступательных операций фронтов и армий. Сражения и бои развертывались па огромной территории: 600-650 км по фронту, 200-250 км в глубину - от Себежа, Великих Лук на севере до Лоева и Новгород-Северского на юге, от Полоцка, Витебска и Жлобина на западе до Торопца, Ярцево, Ельни и Трубчевска на востоке. В них в разное время участвовали войска четырех фронтов: Западного, Резервного, Центрального и Брянского.

По содержанию задач, решаемых сторонами, по характеру и результатам боевых действий Смоленскую операцию можно условно разделить на 4 этапа:

Первый этап - с 10 по 20 июля. Борьба с прорвавшимся противником на правом крыле и в центре Западного фронта. Наступление 21-й армии на бобруйском направлении.

Второй этап - с 21 июля по 7 августа. Наступление Западного фронта на смоленском направлении. Выход 16-й и 20-и армий из окружения. Вынужденный переход группы армий "Центр" к обороне.

Третий этап - с 8 по 21 августа. Борьба противника на ликвидацию угрозы советских войск правому флангу группы армий "Центр". Оборонительные операции Центрального и Брянского фронтов. Начало второго наступления Западного и части сил Резервного фронтов.

Четвертый этап - с 22 августа по 10 сентября. Наступление правого крыла группы армий "Центр" для оказания помощи группе армий "Юг". Оборонительные и наступательные действия Западного, Резервного и Брянского фронтов. Разгром ельненской группировки противника.

Обстановка на западном направлении к началу Смоленской оборонительной операции.
Когда в первые дни войны определился наибольший успех противника в полосе Западного фронта и стало ясно, что главный удар он наносит на исторически традиционном направлении - севернее Полесья через Минск, Смоленск, советское командование в конце июня принимает решение большую часть войск второго стратегического эшелона, выдвигаемых из внутренних военных округов, развернуть, по среднему течению рек Западная Двина и Днепр с задачей: "К исходу 28 июня занять и прочно оборонять рубеж Креславль, Дисна, Полоцкий укрепленный район, Витебск, Орша, р. Днепр до Лоева. Не допускать прорыва противника в направлении на Москву, уничтожая его мощными контрударами наземных войск и авиации".

Предназначенные для этой цели войска объединялись в группу армий резерва Главного Командования во главе с Маршалом Советского Союза С. М. Буденным. В группу включались 20, 21 и 22-я армии общим количеством 28 дивизий. В последующие дни - с 28 июня по 2 июля Ставка Главного Командования принимает еще ряд решений, направленных на усиление смоленско-московского направления: она развертывает с целью организации обороны на рубеже Нелидово, Белый, верхнее течение Днепра, Ельня, река Десна до Жуковки, Лопуш (юго-западнее Брянска), удаленном от основного рубежа на 210-240 км, 24-ю и 28-ю армии (19 дивизий) с готовностью обороны к 5 июля, передает войска группы армий резерва и 19-ю армию (9 дивизий) в состав Западного фронта, назначив командующим его войсками Народного комиссара обороны Маршала Советского Союза С. К. Тимошенко; поворачивает в район Смоленска 16-ю армию (6 дивизий), которая перебрасывалась до этого в составе Юго-Западного фронта.

На командующего Западным фронтом легла задача организовать управление отступавшими из приграничной полосы войсками 3, 10, 13 и 4-й армий, завершить развертывание войск, прибывавших из глубины страны и с юго-западного направления, и создать сплошной фронт обороны по Западной Двине и Днепру. В интересах этой задачи он пытался организовать оборону по реке Березина от Борисова до Паричи силами отходивших 13-й и 4-й армий (выходившие из окружения отдельные отряды войск 3-й и 10-й армий реальной силы уже не представляли). Однако задержать противника на Березине не удалось.

В случае, если бы все войска, выдвигаемые из глубины, успели прибыть и развернуться на указанных им рубежах, Ставка имела бы в составе Западного фронта, не считая отступавшие войска из Западной Белоруссии, на главном рубеже обороны по рекам Западная Двина и Днепр 37 дивизии, в своем резерве в районе Смоленска - 6 дивизий и развернутыми на тыловом рубеже 19 дивизий. Однако к 10 июля войска прибыли не полностью, а часть их оказалась уже израсходованной в тяжелых боях на рубежах Западная Двина восточнее Даугавпилса (часть сил 22-й армии) и Березина, а также в ходе контрударов 7-го и 5-го механизированных корпусов на лепельском направлении (с 6 по 9 июля).

Первый этап операции. К 10 июля на фронте от Себежского укрепленного района до Речицы в первых эшелонах армий Западного фронта имелось только 24 дивизии. В среднем на каждую дивизию на главном рубеже обороны приходилось 25-30 км фронта. Только что прибывшие войска не успели создать, за исключением отдельных участков, устойчивой глубокой обороны (см. схему)

Боевые действия в Смоленской оборонительной операции

Между тем противник к 10 июля вышел к Днепру основными силами 2-й и 3-й танковых групп, что позволило ему бросить в наступление на смоленском направлении 29 дивизий, из них девять танковых и семь моторизованных. Общее соотношение сил, непосредственно вступивших в сражение, было в пользу противника: в людях 1,6:1, в танках 7:1, в орудиях и минометах 1,8:1, в самолетах 4:1.

В то время как командование группы армий "Центр" продолжало использовать танковые и моторизованные войска в виде ударных кулаков на узких участках фронта, объединив обе танковые группы в 4-ю танковую армию, наши механизированные корпуса весьма слабого состава в Западном фронте были распределены по армиям, причем некоторые из них только начали прибывать. Наиболее сильные по составу 5-й и 7-й мехкорпуса понесли большие потери в боях западнее основного рубежа обороны, вследствие чего командование Западного фронта лишилось серьезной ударной и огневой силы, которая могла бы при правильном ее использовании сыграть большую роль в оборонительных боях.

На этом этапе войскам противника удалось добиться серьезного оперативного успеха. Моторизованные части 3-й танковой группы нанесли удары с плацдарма западнее Полоцка в районе Витебска, расчленили войска 22-й армии, преодолели сопротивление не успевшей еще сосредоточиться и развернуться 19-й армии и продвинулись на 150 км, овладев городами Полоцк, Невель, Велиж, Демидов, Духовщина и другими. 22-я армия вела бои в сложных условиях окружения. Часть ее сил прорвалась и заняла оборону по реке Ловать, изживая за собой Великие Луки. Войска 19-й армии оказались разобщенными и отступили к Смоленску, где влились в 16-ю армию и в ее составе продолжали вести борьбу за Смоленск.

2-я танковая группа нанесла одновременно два удара в обход Могилева с севера и юга: двумя моторизованными корпусами в полосе обороны 20-й армии на фронте Копысь, Шклов в направлениях Смоленск и Ельня и одним мотокорпусом в полосе 13-й армии из района Быхова на Кричев. К 20 июля противнику удалось продвинуться до 200 км, окружить Могилев и захватить Оршу, Смоленск, Ельню, Кричев и др. 16-я и 20-я армии оказались в оперативном окружении в обширном районе западнее, севернее и восточнее Смоленска.

Войскам 20-й армии пришлись с первых дней сражения вести борьбу с открытыми флангами. Их настойчивые попытки восстановить фронт на участке Копысь, Шклов успеха не имели, и армия с боями отступила к северо-западу от Смоленска. Войска 16-й армии с 14 по 20 июля вели ожесточенные бои за восстановление положения в Смоленске, 13-я армия к 16 июля была рассечена противником на две части. Одна из них в составе 61-го стрелкового и 20-го механизированного корпусов оказалась в оперативном окружении в районе Могилева, удерживая силами 172-й стрелковой дивизии плацдарм на западном берегу Днепра. Вторая - (20-й и 45-й стрелковые корпуса) была окружена на кричевском направлении, а затем под прикрытием войск 4-й армии прорвалась за реку Сож и при содействии 21-й армии закрепилась на рубеже этой реки.

Войска 21-й армии 13 июля перешли в наступление, имея задачу овладеть Быховом и Бобруйском, т. е. выйти в тыл группировки противника на могилевско-смоленском направлении. Хотя поставленную задачу армия не выполнила и территориальные успехи ее наступления оказались незначительными, это наступление имело весьма важные последствия. Активные действия правофлангового 67-го стрелкового корпуса и выход одной его дивизии вдоль левого берега Днепра до Нов.Быхова, а также бои 25-го мехкорпуса в районе Пропойска (Славгорода) помогли 13-й армии остановить противника на реке Сож и в междуречье Сожа и Днепра, сковать здесь два армейских корпуса противника и часть сил его 24-го моторизованного корпуса. Дивизии 63-го стрелкового корпуса 21-й армии форсировали Днепр, овладели городами Рогачев и Жлобин и продвинулись на запад до 12 км. Их наступление было остановлено подошедшим с запада 53-м армейским корпусом, который в свою очередь в результате активных действий советских войск оказался скованным здесь на длительное время. Аналогичная картина была и в полосе наступления 66-го стрелкового корпуса. Его 232-я стрелковая дивизия продвинулась на 80 км и овладела переправами через реку Березину у Паричи и через реку Птич у Глуска. Здесь развернулись серьезные бои с подошедшими свежими силами 43-го армейского корпуса противника. Южнее 75-я стрелковая дивизия сдерживала наступления 35-го армейского корпуса.

Для войск Западного фронта события первого этапа Смоленской операции явились серьезнейшим испытанием. Оказавшись в исключительно тяжелом положении, они, несмотря на проявленный героизм в борьбе с танковыми войсками противника, вынуждены были на направлениях его главных ударов отступить. В тылу врага осталась могилевская группировка советских войск. Наряду с этим левофланговая 21-я армия своими активными действиями сковала главные силы 2-й немецкой армии (5 армейских корпусов - до 15 дивизий), не позволила ей развить наступление на гомельском направлении и одновременно задержала наступление 24-го моторизованного корпуса на рославльском направлении, При этом войска 21-й армии сохранили свое охватывающее положение с юга по отношению к наступавшим войскам 4-й немецкой танковой армии.

Второй этап операции. Результаты наступления группы армий "Центр" в середине июля немецкое верховное главнокомандование весьма переоценило. Оно считало, что советские войска на московском направлении не в состоянии дальше оказать серьезное сопротивление и что "после уничтожения многочисленных окруженных частей противника и разрешения проблемы снабжения" группа армий "Центр" вполне может осуществить "дальнейшее наступление на Москву силами пехотных соединений". В соответствии с такой оценкой и были изданы 19 июля директива ОКВ № 33 о дальнейшем ведении войны на Востоке и 23 июля дополнение к ней. В дополнении к директиве № 33 группе армий "Центр" было указано: "После улучшения обстановки в районе Смоленска и на южном фланге группа армий "Центр" силами достаточно мощных пехотных соединений обеих входящих в ее состав армий должна разгромить противника, продолжающего находиться в районе между Смоленском и Москвой, продвинуться своим левым флангом по возможности дальше на восток и захватить Москву".

23 июля Гитлер, мотивируя принятое решение на дальнейшее ведение операций, в беседе с Браухичем в присутствии Гальдера заявил, что в принципе речь по-прежнему идет прежде всего об уничтожении живой силы советских войск. Он сказал: "В основном имеются три цели: 1. Район Ленинграда. Важен как промышленный центр и с точки зрения военных действий на море. Бастион большевизма. 2. Район Москвы. 3. Украина с ее промышленными центрами и нефтяные районы восточнее Украины". Тогда же Гитлер подтвердил, что после окончания боев в районе Смоленска 2-я и 3-я танковые группы должны разойтись одна вправо, другая влево, чтобы оказать поддержку войскам групп войск "Юг" и "Север", а группа "Центр" поведет наступление на Москву силами пехотных дивизий.

Решения, принятые гитлеровским командованием, и поставленные им цели свидетельствовали о прежней уверенности в выполнимости задач плана "Барбаросса".

В тяжелой обстановке, вызванной глубоким вклинением подвижных войск группы армий "Центр", Ставка Верховного Командования принимает срочные меры по выдвижению на западное направление свежих сил, по расширению фронта обороны, созданию ее глубины и строительству оборонительных рубежей. В период с 12 по 16 июля 1941 года она развертывает на линии Старая Русса, Осташков, Селижарово, Оленино войска 29-й и 30-й армий (10 дивизий), 14 июля объединяет их с 24-й и 28-й армиями, развернувшимися ранее от Нелидово до Брянска, и с 31-й армией, формируемой в районе Торжок, Ржев, Волоколамск, Калинин, во фронт Резервных армий. Всего в составе этого фронта насчитывалось 35 дивизий. 18 июля Ставка приказывает развернуть восточнее фронта Резервных армий на подступах к Москве фронт Можайской линии обороны (32-я и 33-я армии, сформированные из дивизий народного ополчения, и 34-я армия - всего 16 дивизий).

Наряду с заботами о создании глубины обороны Ставка Верховного Командования продолжает ставить войскам западного направления наступательные задачи. 20 июля в переговорах по прямому проводу с главкомом западного направления Маршалом Советского Союза Тимошенко И.В. Сталин сказал: "Вы до сих пор обычно подкидывали на помощь фронту по две, три дивизии и из этого пока что ничего существенного не получалось. Не пора ли отказаться от подобной практики и начать создавать кулаки в 7-8 дивизий с кавалерией на флангах. Избрать направление и заставить противника перестроить свои ряды по воле нашего командования... Я думаю, что пришло время перейти нам от крохоборства к действиям большими группами". При этом он поставил задачу - создать ударные группы за счет фронта Резервных армий, силачи которых разгромить противника, овладеть районом Смоленска и отбросить немцев за Оршу.

В тот же день поставленная задача была конкретизирована директивой Ставки ВК. Общий замысел сводился к нанесению трех одновременных ударов из районов южнее Белого, Ярцево и Рославль по сходящимся направлениям на Смоленск с задачей во взаимодействии с войсками 20-й и 16-й армий разгромить противника в районах севернее и южнее Смоленска.

Для наступления были созданы группы войск под командованием генералов В.А. Хоменко (три стрелковые и две кавалерийские дивизии), С.Л. Калинина (три стрелковые и одна танковая дивизия) и В.Я. Качалова (две стрелковые и одна танковая дивизии). На несколько дней раньше под Ярцевом начала действовать группа генерал-лейтенанта К.К. Рокоссовского (две стрелковые и одна танковая дивизии). Все группы в исходном положении поступили в непосредственное подчинение главкома Тимошенко.

Планы наступления войск Западного направления по директивам Ставки

Одновременно Ставка ВК, учитывая, что в связи с быстрым продвижением противника у него неизбежно должно создаться напряженное положение с тылом, решила использовать сосредоточенную в полосе 21-й армии в районе Речица кавалерийскую группу из трех дивизий под командованием полковника А.И. Бацкалевича для рейда по тылам могилевско-смоленской группировки противника в двух направлениях: Бобруйск, Могилев и Осиповича, Горки.

В связи с тем, что в полосе Западного фронта образовалось два основных очага борьбы: один - в районе Смоленска и Ельни, другой на р.Сож и в районе низовья Березины, Ставка ВК 24 июля выделила 13-го и 21-ю армии в самостоятельный Центральный фронт под командованием генерал-полковника Ф.И. Кузнецова. Остатки войск 4-й армии были переданы в 13-го армию.

Второй этап Смоленской операции характеризовался наступательными и оборонительными действиями войск обеих сторон, стремившихся решить поставленные им задачи. В борьбу включились дополнительные силы: у нас - группы войск из состава фронта Резервных армий, у противника - пехотный эшелон (армейские корпуса 2-й и 9-й армий). На ряде участков бои носили встречный характер и отличались ожесточенностью.

Ведя борьбу в условиях окружения, 20-я армия на этом этапе более чем на неделю сковала крупные силы противника, а 16-я армия провела ряд боев по освобождению северной части Смоленска. Но ввиду понесенных потерь и трудностей снабжения войск, боровшихся в окружении, эти армии пришлось отвести за Днепр. Часть сил 61-го стрелкового корпуса до 26 июля вела героическую оборону Могилева, нанесла серьезные потери трем пехотным дивизиям. Активные действия войск 21-й армии и кавалерийской группы на речицко-бобруйском направлении надежно сковали главные силы 2-й немецкой армии. Ударная мощь группы армий "Центр" была серьезно подорвана, и она вынуждена была перейти к обороне.

Серьезную неудачу в эти дни потерпела армейская группа генерал-лейтенанта В.Я. Качалова, попавшая в окружение севернее Рославля - на одном из немногих участков фронта, где противник имел в эти дни продвижение. Сам командующий 28-й армией В.Я. Качалов здесь в одном из боев погиб.

В ходе упорной борьбы в первых числах августа 1941 года на центральном участке советско-германского фронта установилось определенное равновесие. Поставленные задачи не были выполнены ни советскими войсками, ни противником. Однако результаты, достигнутые войсками западного направления в конце июля - начале августа, могут быть оценены положительно. Они сорвали наступление 3-й танковой группы в сторону Валдайской возвышенности, намечаемое противником в интересах группы армий "Север", разорвали кольцо окружения вокруг 20-й и 16-й армий и помогли их главным силам отойти за Днепр; оттянув значительную часть сил противника в районы своих активных действий, они способствовали стабилизации положения на флангах - в полосах 22-й армии и Центрального фронта.

Нет сомнения, что войска западного направления смогли бы добиться значительно больших результатов, если бы в организации и ведении наступления не были допущены серьезные недостатки. Главными из них являлись: раздробленность войск на сравнительно слабые ударные группировки (по 3-4 дивизии), наступавшие на широком фронте без взаимодействия друг с другом и соседями, разновременность перехода этих группировок в наступление без предварительной подготовки, без глубокой разведки и рекогносцировки местности, робость при создании перевеса в силах на направлениях ударов, слабые артиллерийское обеспечение и авиационная поддержка. В этом еще раз проявилось неумение командиров всех степеней организовать наступательные операции вследствие недостатка опыта.

Тем не менее, последствия борьбы на этом этапе были весьма важными. Противник лишился возможности наступать на Москву силами пехотного эшелона. И это произошло в обстановке, когда войска группы "Север" все еще не могли возобновить наступление с рубежа реки Луга, а им, кроме того, предстояло еще решать задачи в Эстонии; наиболее сильная в группе "Юг" 6-я армия по-прежнему была скована на киевском направлении, фланги самой группы "Центр" охвачены советскими войсками, между группами "Центр" и "Юг" образовался огромный разрыв.

В создавшейся обстановке перед немецким командованием встал вопрос о том, как использовать дальше силы группы армий "Центр", - коренной вопрос, от решения которого, как считали гитлеровцы, зависит исход всей кампании против СССР, т. е. успех выполнения плана "Барбаросса".

К началу августа у германского верховного главнокомандования и у командования сухопутных войск сложились две разные точки зрения. Браухич признавал, что постоянная угроза флангам группы армий "Центр" вынуждает ее распылять свои силы, и сокрушался о том, что, отодвинув непосредственную угрозу Москве, советское командование добилось "достаточного политического успеха" и сохраняет за собой жизненно важную промышленность Москвы и решающий для переброски войск транспортный узел. Разрушение же его авиацией весьма проблематично из-за удаленности аэродромов. Выход из положения он видел в подготовке группы армий "Центр" для дальнейшего наступления на Москву, для чего прежде всего нужно было восстановить боеспособность 2-й и 3-й танковых групп и отказаться от окружения советских войск районе Гомеля.

Гитлеру, как и Браухичу, да и всему руководству ОКВ и ОКХ также было ясно, что в создавшихся условиях - при возрастании сопротивления Красной Армии и ее организованности, при увеличившихся потерях немецких войск, особенно в танковых группах, продолжать одновременное наступление на Ленинград, Москву и в сторону Донбасса уже нет возможности. Гитлер стал настаивать на решении в первую очередь задачи по захвату Ленинграда и Донбасса. Он указывал на необходимость "как можно скорее овладеть Донецким промышленным районом и тем самым лишить русских возможности получать вооружение и отрезать их от нефтяных источников". В этом смысле, по его мнению, промышленный район Харькова имел большее значение, нежели Москва.

Так возникли разногласия между верховным главнокомандованием и главным командованием сухопутных сил Германии по вопросу о дальнейшем ведении войны на советско-германском фронте, которые существовали вплоть до второй половины августа.

Очередное решение гитлеровского командования изложено в директиве ОКБ № 34 от 30 июля 1941 года, в которой наступательные задачи были оставлены лишь группам армий "Север" и "Юг". В директиве говорилось: "Развитие событий за последние дни, появление крупных сил противника перед фронтом и на флангах группы армий "Центр", положение со снабжением и необходимость предоставить 2-й и 3-й танковым группам для восстановления и пополнения их соединений около 10 дней вынудили временно отложить выполнение целен и задач, поставленных в директиве № 33 от 19.7 и в дополнении к ней от 23.7". В отношении группы армий "Центр" указывалось: "Группа армий "Центр" переходит к обороне, используя наиболее удобные для этого участки местности. В интересах проведения последующих наступательных операций против 21-й советской армии следует занять выгодные исходные позиции, для чего можно осуществить наступательные действия с ограниченными целями. 2-я и 3-я танковые группы должны быть, как только позволит обстановка, выведены из боя и ускоренно пополнены и восстановлены".

Такое решение знаменательно тем, что это был первый случай с начала второй мировой войны, когда противник вынужден был перейти к обороне на главном стратегическом направлении фронта.

Третий этап операции. Выполняя директиву № 34 от 30.7.41 г. и указания Гитлера, полученные 4 августа, войска правого крыла группы "Центр" 2-я полевая армия и 24-й моторизованный корпус 2-й танковой группы - начали 8 августа наступление на гомельском направлении против войск Центрального фронта.

Активизация боев в полосе Центрального фронта совпала с крупной неудачей войск Южного фронта, когда 1-й танковой группе и 17-й полевой армии группы армий "Юг" удалось окружить 6-ю и 12-ю армии советских войск в районе Умани и открыть дорогу к Днепру.

Немецкое верховное главнокомандование воспрянуло духом и 12 августа издало дополнение к директиве ОКВ № 34, в котором группе армий "Юг" была поставлена задача собственными силами при использовании сил союзников и румынских войск как можно быстрее захватить плацдармы па восточном берегу Днепра, овладеть Крымом - авиабазой, угрожающей румынским нефтяным районам, захватить Донбасс и промышленный район Харькова.

Группа армий "Север" в ходе возобновившегося 10 августа наступления должна была окружить Ленинград и соединиться с финскими войсками, одновременно ликвидировать советские военно-морские и военно-воздушные базы на островах Эзель и Даго, с которых осуществлялись воздушные налеты на Берлин.

В отношении центрального участка советско-германского фронта в этом дополнении говорилось: "Первоочередная задача... состоит в том, чтобы ликвидировать вклинившиеся на запад фланговые позиции противника, сковывающие довольно крупные силы пехоты группы армий "Центр"... Лишь после полной ликвидации угрожающего положения на флангах и пополнения танковых групп будут созданы условия для наступления на широком фронте глубокоэшелонированными фланговыми группировками против крупных сил противника, сосредоточенных для обороны Москвы... До начала наступления на московском направлении следует завершить операции против Ленинграда...".

В ходе Смоленской операции Советское Верховное Главнокомандование продолжало поиски лучших форм управления войсками действующей армии во всех их звеньях. 30 июля 1941 гола войска фронта Резервных армий и фронта Можайской линии обороны, за исключением 29-й и 30-й армий, уже действовавших в составе Западного фронта, были объединены в один Резервный фронт, командующим которого назначен заместитель Наркома обороны генерал армии Г.К. Жуков с освобождением его от обязанностей начальника Генерального штаба.

16 августа на стыке Центрального и Резервного фронтов начал действовать вновь созданный Брянский фронт (командующий генерал-лейтенант А.И. Еременко). В его состав была включена новая 50-я армия и передана из Центрального фронта 13-я армия.

В середине августа войска Западного фронта и 24-я армий Резервного фронта готовились к наступлению с целью разгрома духовщинской и ельненской группировок противника. Перейдя в наступление 17 августа, они добились ограниченных территориальных успехов, имевших местное значение, но сковали противника на всем фронте своего наступления. В боях под Ельней фашистским войскам были нанесены серьезные потери. Во второй половине августа противник был вынужден отвести из-под Ельни сильно потрепанные две танковые, одну моторизованную дивизии и одну моторизованную бригаду и заменить их пятью пехотными дивизиями. Командование группы армий "Центр" еще в середине августа докладывало в ОКХ о тяжелых потерях войск и просило разрешения оставить ельненский выступ. ОКХ, оценивая район Ельни как выгодный плацдарм для нанесения удара в дальнейшем наступлении на Москву, не дало тогда определенного ответа.

Однако основной центр событий на третьем этапе операции сместился к югу - в полосу Центрального, а затем и Брянского фронтов. Здесь противнику удалось добиться весьма ощутимых результатов. 24-й моторизованный корпус 2-й танковой группы, перейдя в наступление 8 августа, прорвал фронт 13-й армии и, развивая успех в южном направлении, к 21 августа продвинулся на глубину 120-140 км до рубежа Новозыбков, Стародуб. Для прикрытия главного удара с востока (от войск 50-й армии Брянского фронта) уступом назад с боями продвигались дивизии 47-го моторизованного корпуса, В это же время 2-я немецкая армия наступала в сторону Гомеля. Войска 21-й армии Центрального фронта вынуждены были оставить междуречье Березины и Днепра и с боями отступать в юго-восточном направлении.

В итоге борьбы противнику удалось глубоко вклиниться между Центральным и Брянским фронтами, которые потеряли локтевую связь. Фланги 21-й армии Центрального фронта были глубоко охвачены с востока и запада. Слабая 3-я армия этого фронта оказалась также в тяжелом положении.

Поворот правого крыла группы армий "Центр" в южном направлении не остался незамеченным для советского командования.

19 августа 1941 года Ставка приняла решение - отвести войска 5-й армии и 27-го стрелкового корпуса, действовавшие в Коростеньском укрепрайоне и северо-западнее Киева, за Днепр. Войскам Юго-Западпого фронта была поставлена задача: "Обороняясь за р. Днепр по восточному его берегу от Лоева до иск. Переволочная, во что бы то ни стало удержать за собой Киев и прочно прикрыть направления на Чернигов, Конотоп, Харьков". Командующему Центральным фронтом приказывалось во избежание окружения отвести 3-ю армию за Днепр и обеспечить стык с отходившей 21-й армией. 13-я армия Брянского фронта должна была отойти на рубеж Солова (20 км юго-западнее Стародуба), Погар, река Судость. Но к этому времени образовавшийся разрыв между 13-й н 21-и армиями достиг такого размера, что они своими силами не могли его ликвидировать.

Четвертый этап операции. Командование германских сухопутных войск считало, что группа армий "Центр" достигла полного успеха в ходе наступления на своем правом фланге и что войска ее правого крыла в ближайшее время будут свободными в оперативном отношении. Оно пришло к выводу, что "войска на востоке располагают достаточными силами, чтобы группы армий "Север" и "Юг" могли самостоятельно выполнить свои задачи, а группа армий "Центр" одновременно нанесла решающий удар на Москву".

Исходя из такой оценки, Браухич 18 августа представил Гитлеру "Предложения о продолжении операций группы армий "Центр" во взаимосвязи с операциями войск групп армий "Юг" и "Север". В них излагались основные идеи плана наступления войск на Москву. В основу их были положены исходные данные дополнения к директиве ОКБ № 34 от 12.8.41г. "...Ближайшая оперативная цель группы армий "Центр", - писал он, - должна состоять в том, чтобы полностью уничтожить находящиеся перед ней крупные силы противника и тем самым прорвать русский фронт обороны... Таким образом будут обеспечены предпосылки для захвата Московской промышленной области". Браухич считал, что указанная цель может быть достигнута группой армий "Центр" в течение двух месяцев - сентября и октября, но при условии, если 2-я и 3-я танковые группы не будут отвлекаться для решения других задач, не связанных с наступлением на Москву.

Гитлер не согласился с этими предложениями. Он и его ближайшее окружение по-прежнему видели залог успеха в решении задач "Восточного похода" сначала на юге Советского Союза и под Ленинградом, для чего должна быть использована часть сил группы армий "Центр", и лишь затем - на московском направлении. В своей записке, которая 22 августа была направлена главкомам сухопутными войсками Браухичу и военно-воздушными силами Герингу, Гитлер "разъяснял", что разбить Россию можно только путем "уничтожения людских ресурсов русских вооруженных сил" и "захвата или по крайней мере уничтожения экономической базы, необходимой для воссоздания русских вооруженных сил".

Известно, что Гитлер обосновывал это не только необходимостью достижения в первую очередь экономических задач, как теперь об этом пишут западногерманские мемуаристы и историки, а и целым рядом оперативно-стратегических и даже политических соображений, хотя как те, так и другие носили авантюристический характер. Он указывал на важность быстрого занятия Прибалтики "с целью обеспечения Германии от ударов русской авиации и военно-морского флота" и настаивал на скорейшей ликвидации русских военно-воздушных баз на побережье Черного моря, чтобы обезопасить румынские нефтяные промыслы от воздушных налетов. Наконец, нацеливая войска на проведение наступления на Кавказ, Гитлер подчеркивал необходимость "как можно быстрее выйти в районы, откуда Россия получает нефть, не только для того, чтобы лишить ее этой нефти, а прежде всего для того, чтобы дать Ирану надежду на возможность получения в ближайшее время практической помощи от немцев".

Как видно, Гитлер считал, что группы армий "Север" и "Юг" в состоянии только своими силами решить эти задачи. Он в своей записке писал, что группа армий "Север", очевидно, "не в состоянии в ближайшее время обеспечить продвижение своих правофланговых соединений на Ленинград с целью окончательного окружения и ликвидации этого опорного пункта и обороняющих его русских сил" и что выход войск правого крыла группы армий "Центр" на линию Гомель-Почеп создал одну из редких возможностей с помощью этих войск "уничтожить наверняка крупные силы противника и улучшить при этом исходную базу для продолжения запланированных операций...".

Есть все основания полагать, что решение Гитлера было принято также с учетом неоднократных просьб командующих группой армий "Юг" Рундштедта и 6-й немецкой армией Рейхенау об оказании им помощи силами группы армий "Центр". Вывший гитлеровский генерал А. Филиппи в книге "Припятская проблема", ссылаясь на журнал боевых действий группы армий "Юг", пишет: "Учитывая в полной мере большую важность боевых действий группы армии "Центр", штаб группы армий "Юг" тем не менее, придерживался точки зрения: "Кто хочет овладеть Москвой, тот должен разбить Буденного".

Все разногласия закончились тем, что 2-й танковой группе и 2-й полевой армии группы "Центр" было приказано продолжать наступление на юг, в тыл киевской группировки советских войск.

Задача разгрома танковой группы Гудериана легла на плечи войск Брянского фронта, в состав которого 25 августа были дополнительно включены 21-я и 3-я армии Центрального фронта, а последний упразднен. Войскам Западного фронта Ставка ВГК 25 августа приказала силами 29, 30, 19, 16 и 20-й армий энергично продолжать начавшееся наступление с задачей к 8 сентября выйти на фронт Велиж, Демидов, Смоленск. 24-я и 43-я армии Резервного фронта должны были 30 августа перейти в наступление с задачей покончить с ельненской группировкой противника, овладеть Ельней и, нанося в дальнейшем удары в направлениях Починок и Рославль, к 8 сентября выйти на фронт Хиславичи, Петровичи (45 км западнее Рославля). Решение указанных задач Западным и особенно Резервным фронтами, кроме самостоятельного значения - разгрома войск 9-й и 4-й немецких армии. означало бы создание нависающего положения советских войск с севера над наступавшими в южном направлении войсками правого крыла группы армий "Центр", что по замыслу Советского Верховного Главнокомандования должно было обеспечить выполнение Брянским фронтом задачи по разгрому войск Гудериана.

Для разгрома 2-й танковой группы впервые было решено провести в полосе Брянского фронта воздушную операцию силами авиации Брянского, Резервного фронтов и резервной авиагруппы с привлечением дальнебомбардировочной авиации - всего 460 боевых самолетов. Организация и руководство операцией возлагались на штаб ВВС Красной Армии. С этой целью на Брянский фронт прибыла группа командиров управления ВВС КА во главе с заместителем командующего ВВС КА генерал-майором авиации И.Ф. Петровым.

Хотя в ходе воздушной операции, проведенной в конце августа - начале сентября, танковым войскам Гудериана и были нанесены серьезные потери, дивизии 24-го мотокорпуса продолжали наступать в южном направлении.

30 августа Ставка ВГК приказывает Военному совету Брянского фронта провести при поддержке сосредоточенной в его полосе авиации наступательную операцию с задачей уничтожить группировку противника в районе Почеп, Трубчевск, Новгород-Северский, Новозыбков и развивать наступление в общем направлении на Кричев, Пропойск (Славгород). При этом четыре дивизии 50-й армии должны были во взаимодействии с 43-й армией Резервного фронта разгромить группировку противника в районе Жуковка, Дубровка и овладеть районом Рославль.

В конце августа и начале сентября на огромном фронте от Торопца до Новгород-Северского продолжались ожесточенные бои. По войскам 22-й армии противник нанес танковый удар, прорвал ее оборону и к исходу 29 августа овладел городом Торопец, Вражеское наступление было остановлено на подступах к Андреаполю. В связи с тяжелой обстановкой в полосе 22-й армии была отменена наступательная задача 29-й армии. В итоге обе армии вынуждены были отойти на восточный берег Западной Двины.

Войска 30, 19, 16 и 20-й армий Западного фронта перешли в наступление 1 сентября, встретили упорное сопротивление противника, с боями продвинулись на отдельных участках всего лишь на несколько километров. В период с 5 по 8 сентября их наступление фактически прекратилось. 10 сентября маршал Б.М. Шапошников по поручению Ставки ВГК передал командованию фронта указание о прекращении атак и переходе к обороне на занимаемых рубежах, и войска Западного фронта с 11 сентября начали проводить перегруппировку и создавать рубежи обороны.

24-я и 43-я армии Резервного фронта возобновили наступление 30 августа. Преодолевая ожесточенное сопротивление противника, они медленно продвигались вперед. 5 сентября противник не выдержал ударов советских войск и начал поспешное отступление. Ельня была освобождена, ельненская группировка противника потерпела серьезное поражение, и к 8 сентября весьма опасный ельненский выступ ликвидирован. Дальнейшее наступление войск Резервного фронта в направлениях на Починок и Рославль развития не получило.

Войска Брянского фронта в конце августа вели активные действия в районах Почепа и Трубчевска. Однако разгромить 2-ю танковую группу Брянский фронт не смог, и она прорвалась в тыл Юго-Западному фронту. На это имелся целый ряд причин. К основной из них можно отнести ослабленный состав 3-й и 13-й армий, понесших в предыдущих боях серьезные потери. В то же время наиболее сильная новая 50-я армия была нацелена не против наступавшей группы Гудериана, а против перешедшей к обороне 4-й немецкой армии. Следующей причиной, связанной с первой, явилось пока не получившее объяснения ориентирование со стороны Станки командования фронта о необходимости быть готовым к отражению удара противника на Жиздру, в обход Брянска с севера. Это ввело в заблуждение командующего фронтом. Отрицательно сказалось, как и на других фронтах, отсутствие опыта организации крупных наступательных операций.

Развернувшиеся в этот период боевые действия в полосах 21 , 5 и 40-й армий Юго-Западного фронта относились к событиям, связанным с борьбой за Киев, и здесь не рассматриваются.

Переходом к обороне войск Западного, Резервного и Брянского фронтов завершилась грандиозная по своим масштабам Смоленская операция, продолжавшаяся два месяца,

Смоленская оборонительная операция 1941 года вошла в историю как одна из героических страниц начала Великой Отечественной войны. Важнейшим итогом двухмесячной вооруженной борьбы на направлении главных усилий противника явился срыв планов гитлеровского командования по безостановочному наступлению на Москву. Самая сильная группа армий "Центр" была измотана, и ее наступление временно остановлено. Главные ее силы оказались скованными, к она вынуждена была почти на два месяца перейти к обороне на московском направлении. Достаточно сказать, что уже 23 июля начальник генерального штаба германских сухопутных войск генерал-полковник Гальдер докладывал, что "боеспособность" танковых и моторизованных соединений составляет всего лишь 50% от первоначальной. Их пришлось спешно пополнять материальной частью и личным составом.

Вместе с тем вооруженная борьба на смоленско-московском направлении была серьезным испытанием боеспособности Красной Армии. Организация и проведение оборонительных и наступательных операций фронтов и армий, а также многообразие боев в сложных условиях послужили уроком для всего личного состава - от солдат до генералов. Они учились воевать. Естественно, из-за отсутствия боевого опыта было допущено немало ошибок в руководстве боевой деятельностью войск всеми звеньями управления. Процесс перехода к обороне затянулся. Ставка все время ставила фронтам наступательные задачи, хотя для наступления не имелось ни объективных, ни субъективных предпосылок. Наступление проводилось без тщательной подготовки, наспех, без необходимого материального обеспечения, при отсутствии достаточных сведений о противнике, без знания его слабых сторон.

Наиболее уязвимым местом советских войск являлась низкая их обеспеченность боеприпасами, танками, противотанковыми средствами и самолетами.

Источник: "Военно-исторический журнал"

Эта страница принадлежит сайту "РККА"