Об одной малоисследованной операции

Генерал-полковник в отставке М. ХОЗИН

По Великой Отечественной войне опубликовано немало работ. Но некоторые события еще слабо освещены в нашей литературе. В настоящей статье мне бы хотелось остановиться на одном из таких событий (Автор статьи генерал М. С. Хозин с октября 1941 по июнь 1942 года был командующим Ленинградским фронтом, а в период с 23 апреля по 9 июня одновременно и командующим Волховской оперативной группой Ленинградского фронта).

Осенью 1941 года под Ленинградом создалась крайне сложная обстановка. В результате прорыва немецко-фашистских войск к Ладожскому озеру и наступления противника с севера город был блокирован с суши, а 54-я армия Ленинградского фронта оказалась отрезанной от остальных его сил. Попытки войск Ленинградского фронта ликвидировать вклинившегося врага и деблокировать Ленинград успеха не имели. В это же время к востоку от реки Волхов действовали подчинявшиеся непосредственно Ставке ВГК 4-я и 52-я армии. Туда же направлялись Ставкой 26-я (2-я ударная) и 59-я армии.

Для объединения усилий войск, действовавших к востоку от реки Волхов, Ставка Верховного Главнокомандования 17 декабря приняла решение о создании Волховского фронта. Это отвечало сложившейся обстановке. К тому времени стало совершенно ясно, что Ленинградский фронт самостоятельно не мог снять блокаду с Ленинграда.

Директивой Ставки Верховного Главнокомандования от 17 декабря Волховскому фронту в составе 4, 59, 2-й ударной и 52-й армий ставилась задача перейти в общее наступление, имея целью разбить войска, оборонявшиеся, по западному берегу Волхова, и главными силами армий выйти на фронт ст. Любань, ст. Чолово. В дальнейшем наступать в северо-западном направлении, окружить противника под Ленинградом и во взаимодействии с войсками Ленинградского фронта окружить и пленить, а в случае отказа сдаться в плен, истребить его (см Директиву Ставки).

В этот же день директивой Ставки Ленинградскому фронту было указано: активными действиями 42, 55, 8, 54-й армий и Приморской оперативной группы содействовать Волховскому фронту в разгроме врага, обороняющегося под Ленинградом, и в освобождении Ленинграда от блокады (см. Директиву Ставки).

Карта 1. Задачи Волховскому и Ленинградскому фронтам по директиве Ставки от 17.12.1941 года

Этими же директивами Ставка определила оперативное построение фронтов, состав и задачи армий:

Во исполнение директивы Ставки командующий Волховским фронтом 6 января 1942 года издал свою директиву, в которой определил направление главного удара фронта (Сиверская, Волосово) и ближайшую задачу (прорвать оборонительные полосы противника на реках Волхов, Тигода, Равань и выйти на фронт Любань, Дубовик, Чолово).

Наносившей главный удар 2-й ударной армии ставилась задача: прорвать оборонительную полосу противника по западному берегу Волхова и к исходу 19 январи 1942 года выйти главными силами на реку Кересть, в дальнейшем наступать в направлении Финев луг, станция Чаша, разъезд Низовский, частью сил обеспечить левый фланг со стороны станции Батецкая. Иметь в виду с выходом на железную дорогу Ленинград — станция Чолово поворот главных сил армии для удара на Лугу.

Как известно, начавшееся наступление развивалось медленно, бои приняли тяжелый затяжной характер. В результате январских боев войска 54-й армии Ленинградского фронта продвинулись незначительно. Они вышли на фронт Пушечная, Лодва, станция Малукса, далее по железной дороге до станции Погостье, Посадников остров, поселок Нов.Кириши.

Столь же ограниченными были и успехи войск Волховского фронта. За 15 дней его 59-я и 2-я ударная армии смогли продвинуться на 4—7 км. Фронт израсходовал вторые эшелоны армий и развивать дальше наступление было нечем. Войска понесли большие потери, многие дивизии и бригады надо было выводить в резерв и пополнять. Танковые батальоны остались без танков, артиллерия израсходовала все боеприпасы. Таким образом, результаты пятнадцатидневного наступления были незначительны. В конце января — начале февраля войскам 2-й ударной и части сил 59-й армий удалось прорвать вражеский фронт и в течение февраля вклиниться на 75 км.

28 февраля Ставка Верховного Главнокомандования уточнила задачи 2-й ударной армии Волховского фронта и 54-й армии Ленинградского фронта. Эти армии должны наступать навстречу друг другу и соединиться в Любани с целью окружения и уничтожения любань-чудовсковской группировки, а по выполнении этой задачи наступать на Тосно и Сиверскую с целью ликвидации мгинской группировки и снятия блокады с Ленинграда.

Эта директива означала, по существу отказ Ставки от своего первоначального замысла, изложенного в директиве от 17 декабря. Поняв, что для его выполнения не хватает ни сил, ни средств, Ставка предложила последовательно разгромить вначале любань-чудовскую, а затем уже мгинскую группировки. Будь такое решение принято вначале, т. е. при организации операции, возможно, и исход ее был бы другой. Но в конце февраля, когда последовала уточненная директива Ставки, положение изменилось, силы и средства оказались израсходованными, а Ставка, по условиям той обстановки, которая сложилась на всем советско-германском фронте, не могла дать необходимое для развития операции усиление. Поэтому наступление и в измененных направлениях также имело незначительные результаты. Продвижение 2-й ударной и 54-й армий захлебнулось, наши войска остановились, не дойдя до Любани 10—12 км.

Не дало ощутимых результатов наступление Волховского фронта и 54-й армии Ленинградского фронта в марте и апреле 1942 года. Оно опять-таки протекало медленно, часто приостанавливалось из-за отсутствия резервов и материально-технических ресурсов (танки, боеприпасы, самоходная артиллерия и др.). Эти остановки-паузы были довольно значительны, причем происходили они разновременно для обоих фронтов. Ленинградский фронт, к примеру, израсходовав свои ресурсы, прекращал наступление, а Волховский, пополнившись людьми и материальными ресурсами, наоборот, приступал к его продолжению после паузы. Но вот начинает наступать 54-я армия Ленинградского фронта, а к этому времени войска Волховского фронта фактически уже остановились. Такая несогласованность действий фронтов была на руку противнику. Располагая автотранспортом и используя хорошую сеть дорог, он имел возможность маневрировать резервами, сосредоточивать силы на направлениях наших ударов и легко их парировать. У основания вклинения 2-й ударной армии враг прочно удерживал район Спасская Полисть, Любцы и контратаками с севера и юга вдоль железной дороги и шоссе Новгород—Чудове все время сужал пробитую в его фронте брешь. В результате этих контратак немецко-фашистскому командованию к 26 марта удалось соединить свою чудовскую и новгородскую группировки, создать внешний фронт по реке Полисть и внутренний фронт по реке Глушица. Таким образом, коммуникации 2-й ударной армии и нескольких соединений 59-й армии были прерваны. С этого момента началась трагедия для наших войск, практически оказавшихся в окружении. Ее можно было предотвратить, если бы наше командование более внимательно отнеслось к обеспечению флангов наступающей ударной группировки. Начавшиеся еще в феврале настойчивые контратаки противника, а также переброска его резервов в районы Спасская Полисть и Любцы давали возможность разгадать замысел врага, тем более что развитие прорыва в глубину со стороны наших войск затянулось.

Для ликвидации войск, прервавших коммуникации 2-й ударной армии, решением командующего Волховским фронтом были привлечены 372-я стрелковая дивизия, 24-я и 58-я отдельные стрелковые бригады, 4-я и 24-я гвардейские стрелковые дивизии и 7-я танковая бригада под общим командованием генерала И. Т. Коровникова. Командующему 52-й армией генералу В. Ф. Яковлеву приказано было очистить дорогу Мясной Бор — Новая Кересть. Командующий фронтом просил у Ставки дать пополнение до 28 марта в количестве 12 тыс., а в период до 3 апреля — еще 10 тыс. человек.

30 марта командующий Волховским фронтом донес в Ставку, что ликвидация противника, прорвавшегося в стыке 59-й и 52-й армий, развивается успешно и что коммуникации 2-й ударной армии уже освобождены; в ближайшие два дня командование фронта намеревалось завершить разгром вражеской группировки, оборонявшейся к юго-западу от Спасской Полисти и восстановить положение на фронте 52-й армии в районе Земтицы. Однако это донесение не совсем точно отражало действительное положение. Прорыв-то был сделан, но его ширина не превышала 1,5—2 км. По такому узкому коридору только ночью могли двигаться небольшие группы солдат, отдельные орудия, повозки, используя колонный путь с жердевым настилом в болотистых местах. В свое время, когда в январе ширина прорыва достигала 8—10 км. для подвоза 2-й ударной армии всего необходимого и вывоза больных и раненых, а также эвакуации неисправной техники строилась узкоколейка. Закончить ее не успели, а затем в связи с развернувшимися здесь упорными боями было уничтожено и то, что сделали. 9 апреля 1942 года противник юго-западнее Спасской Полисти вновь продвинулся вперед и еще более сузил горловину. Таким образом, по существу коммуникация 2-й ударной армии восстановлена не была. В силу сложившейся обстановки для войск 2-й ударной армии и части соединений 59-й армии все приходилось подвозить транспортной авиацией.

Было бы не совсем правильным, говоря о причинах неудач зимнего наступления 1941/42 года Волховского и Ленинградского фронтов, ссылаться только на Ставку. Эти неудачи во многом зависели и от командования фронтов, армий и соединений, подготовки штабов и войск. Организация и управление боевыми действиями со стороны штабов армий, дивизий были не на должной высоте. Так, в период боев в районе Красной Горки штаб 2-й ударной армии допустил грубые просчеты во времени на подготовку частей и соединений для боя, некоторые части и соединения получили боевые распоряжения на второй день после указанного им времени для выполнения боевой задачи, В период боев по освобождению коммуникаций 2-й ударной армии взаимодействие пехоты с артиллерией и танками было плохое, а управление боем со стороны командующих армиями и командиров дивизий не налажено. В боевых действиях войск Ленинградского фронта—55-й армии в наступлении на Тосно, 8-й армии при форсировании Невы у Невской Дубровки и 54-й армии при наступлении на Любань в районе ст. Погостъе помимо указанных выше недочетов слабо применялись орудия прямой наводки для уничтожения огневых точек. Артиллерийская подготовка без надлежащей разведки и корректировки огня по целям была малоэффективна. Кроме того, резко сказывалась на наступлении наших, поиск недостаточная насыщенность их танками, отсутствие самоходной артиллерии и мизерное обеспечение гаубичной и пушечной артиллерии крупных калибров боеприпасами. Например, наступательные бои 55-й и 8-й армий обеспечивались главным образом огнем 76-мм полковых пушек обр.1927 года. Наша авиация была настолько слаба, что не только не могла поддерживать наступающие войска, но и по-настоящему прикрыть их от массовых налетов вражеских самолетов. Противник в дни интенсивных боев производил до 200—300 самолето-вылетов группами по 2030 самолетов. Помимо того, что мы несли потери, интенсивные воздушные налеты оказывали значительное моральное воздействие на наши войска, которые с появлением в воздухе вражеских самолетов прекращали всякое движение и прижимались к земле.

Наступил апрель. Пришла весна. Кто бывал на северо-западе нашей страны, знает, что такое там распутица. Хороших мощеных дорог вообще немного, а в районе действий 2-й ударной и 54-й армий и того меньше, поэтому приходилось использовать грунтовые, проселочные дороги и сделанные войсками жердевки. ВВС фронта продолжали снабжать 2-ю ударную армию продовольствием, фуражом, боеприпасами и медикаментами.

Погода и распутица неизбежно внесли свои коррективы в общий ход боевых действий. Хотя в сводках того времени и отмечалось, что 59-я армия вела бои с противником, занимающим район Спасская Полисть, нужный результат не был достигнут. По-моему, вряд ли вообще имели место бои в том смысле, как это принято понимать. Вероятнее всего, дело ограничивалось артиллерийской, ружейной и пулеметной перестрелкой. Если вспомнить, что речь идет о лесисто-болотистой местности, где солдаты и офицеры находились по пояс в воде, то трудно себе представить саму возможность более активных боевых действий...

21 апреля 1942 года меня пригласили в Ставку. Причиной вызова явилось то, что я неоднократно в разговорах по прямому проводу с ответственными лицами Ставки высказывал претензии по поводу того, что операция по снятию блокады с Ленинграда между Ленинградским и Волховским фронтами идет несогласованно, разрозненно, что противник, пользуясь этим, легко парирует наши удары. Я просил, чтобы Ставка более централизованно руководила Ленинградским и Волховским фронтами, направляя их усилия на решение главной задачи, и не только организовывала взаимодействие между фронтами, но и своевременно питала фронты людскими и материальными ресурсами.

В итоге моего доклада в присутствии Б. М. Шапошникова, А. М. Василевского и некоторых членов ГКО И. В. Сталин предложил в целях лучшего взаимодействия войск объединить Ленинградский и Волховский фронты в единый фронт. Такое предложение явилось неожиданным не только для меня, но, как я понял, и для других присутствовавших. Дело прошлое, но мне представляется, что в первый момент никто из нас глубоко не мог продумать, насколько оно было приемлемо. Впоследствии жизнь показала нецелесообразность этого решения. Но тогда ни я, ни кто другой не возразили, да и вообще в то время при колоссальном авторитете, которым пользовался Сталин, вряд ли кто мог возразить. В тот же день поздно ночью была подписана директива, в которой Ставка Верховного Главнокомандования приказывала:

1. С 24 часов 23 апреля 1942 года объединить Ленинградский и Волховский фронты в единый — Ленинградский фронт в составе двух групп:

а) группы войск ленинградского направления (23, 42, 55-я армии, Приморская и Невская группа войск);

б) группы войск волховского направления (8, 54, 4, 2-я ударная, 59-я и 52-я армии, 4-й и 6-й гвардейские корпуса и 13-й кавалерийский корпус).

2. Командующим Ленинградским фронтом назначить генерал-лейтенанта Хозина, возложить на него и командование группой войск волховского направления.

Одновременно мне устно было приказано разработать план вывода 2-й ударной армии из мешка, в котором она в это время оказалась.

Довольно скоро нам пришлось убедиться, что в результате объединения фронтов дело не только не улучшилось, а, наоборот, ухудшилось. Управление войсками двух фронтов крайне осложнилось, что не могло не сказаться на действиях войск. Прибыв в Малую Вишеру в штаб Волховского фронта, с указанной директивой, и вступив в командование Волховской группой, я начал изучать обстановку. Ничего утешительного не было. Прямо надо сказать, обстановка была очень тяжелой, 2-я ударная армия и часть соединений 59-й армии, которые вели борьбу с противником, занимавшим выступ у Спасской Полисти с западной стороны, фактически находились в окружении. В окружении оказались 4, 19 и 24-я гвардейские стрелковые дивизии, 378, 267, 259, 191. 46, 327, 328, 305-я стрелковые дивизии. 13-й кавалерийский корпус (87, 25 и 80-я кавдивизии), 57, 53, 59, 22 и 25-я отд. стрелковые бригады.

В результате изнурительных боев, которые продолжались три с половиной месяца, войска Волховского фронта, особенно 2-й ударной и 59-й армий, морально устали, понесли большие потери и не выполнили возложенной на них задачи. Многие соединения имели до 60—70 % некомплект в живой силе. Танковые бригады и отдельные танковые батальоны остались без танков, артиллерия — без боеприпасов. Этим и объясняется, прежде всего, тот факт, что соединения 59-й армии не смогли ликвидировать выступ у Спасской Полисти, обороняемый одной только 61-й пехотной дивизией противника. Немецко-фашистское командование, прочно владея районом Спасской Полисти и выступом юго-западнее этого пункта, а также районом Любцы, все время угрожало прервать проход шириной 1,5—2 км в районе Мясного Бора. Наступившая весна окончательно испортила имевшийся здесь колонный путь. Поэтому наземный транспорт доставлял продовольствие, фураж, боеприпасы в мизерных дозах, не обеспечивавших войска двух армий, действовавших в горловине и в мешке.

Изучив обстановку, Военный совет фронта доложил И. В. Сталину, что пока мы не освободили Спасскую Полисть, пока не будут восстановлены коммуникации 2-й ударной армии, всякое развитие ее операции на Любань будет сдерживаться оглядкой на узкий проход между Спасской Полистыо и Мясным Бором.

В соответствии с этим основным выводом из оценки обстановки и полученными устными указаниями Ставки о выводе 2-й ударной армии из мешка Военный совет Ленинградского фронта и Волховской группы 30 апреля приказал 2-й ударной армии перейти к оборине, прочно обеспечить направления: Пятница, Кривино, Вдицко, Апраксин Бор, Ручьи, Сустье, Донец, оз. Тигода; платформа Еглино, Дубовик, Фицев Луг, 13-й кавалерийский корпус к 4 мая вывести в район Поддубье, Финев Луг, Вдицко, где он поступает в резерв фронта. 191-ю и 259-ю стрелковые дивизии, 442-й артиллерийский полк к исходу 3 мая сосредоточить в район Ольховки, где эти соединения перейдут в подчинение 59-й армии. Командующему этой армией было приказано продолжать операцию по освобождению района Спасской Полисти, а по выполнении задачи подготовить к выводу в резерв фронта 4-ю гвардейскую и 372-ю стрелковые дивизии, 7-ю отдельную танковую бригаду и в армейский резерв—24-ю и 58-ю стрелковые бригады.

Таким образом, командование фронта предусматривало еще до начала операции по выводу 2-й ударной армии из мешка последовательно вывести через проход 13-й кавалерийский корпус, четыре стрелковые дивизии и 7-ю отдельную танковую бригаду, всех раненых и больных воинов, а также то, что не нужно войскам из тыловых учреждений. Все это впоследствии было осуществлено.

12 мая 1942 года Военный совет фронта вновь обстоятельно доложил Ставке, что противник за последнее время усилил свои группировки в районе Спасская Полисть и севернее Любцы, перебросив в эти районы 121-ю и 61-ю пехотные дивизии. Не подлежит сомнению, что он ведет подготовку к соединению своих чудовской и новгородской группировок.

59-я армия задачи по освобождению района Спасской Полисти не выполнила. Основная причина—большой некомплект в частях и соединениях, отсутствие танков и резервов. В сложившейся обстановке в горловине (фактически на стыке 59-й и 52-й армий) дальнейшее ведение наступательных операций 2-й ударной, 59-й н 52-й армий из-за необеспеченности материальными ресурсами и живой силой стало весьма опасным. Наступила пора, когда нужно было переключить все внимание на то, чтобы спасти 2-ю ударную армию. Мы считали, что для этого необходимо было подготовить нанесение мощного удара с востока навстречу выходящим войскам 2-й ударной армии, развернув на фронте Спасская Полисть, Мостки, Мясной Бор, Любцы четыре-пять стрелковых дивизий, две-три танковые бригады, четыре-пять отдельных танковых батальонов, а во втором эшелоне иметь две-три стрелковые бригады. Такое количество соединений в составе Волховской группы было. Но все они остро нуждались в пополнении людьми, в них уже почти не оставалось танков, не имелось артиллерийских боеприпасов.

На наш запрос по этому поводу Ставка ответила, что удовлетворить заявки фронта и группы нет возможности. Все, на что мы могли рассчитывать,- это танки на пополнение одной танковой бригады, некоторое количество маршевых рот (сколько, точно сейчас не помню) и примерно до 1 боекомплекта боеприпасов. Но это далеко не обеспечивало укомплектование хотя бы до 50 % штатного состава частей и соединений, предназначенных для нанесения улара с востока навстречу выходящим частям и соединениям 2-й ударной армии.

12 мая в штаб фронта и группы были вызваны начальник штаба и член Военного совета 2-й ударной армии для ознакомления с порядком отхода 2-й ударной армии, предусмотренным решением командующего фронтом и группой (см. схему 2). Основным рубежом, который надо было занять и прочно удерживать до тех пор, пока ударная группировка 2-й ударной армии и 59-й армии пробьют бреши и соединятся между собой, должен быть рубеж река Равань, Вдицко, станция Рогавка, озеро Тигода. Убедившись, что начальник штаба и член Военного совета 2-й ударной армии поняли замысел отхода и вывода из окружения, мы отпустили их, и они на самолете вылетели в армию.

Долгое время директива Ставки на вывод 2-й ударной армии к нам не поступала. Наконец, 21 мая в 17.20 она была получена. В ней говорилось:

1. Ближайшими задачами для войск Волховской группы Ленинградского фронта иметь:

а) прочную оборону па фронте 54-й и 8-й армий с тем, чтобы не допустить прорыва противника со стороны Мги на Волхов.

б) не позднее 1 июня 1942 года очистить от противника восточный берег реки Волхов в районе Кириши, Грузино. Подготовку этих операций и обеспечение их в огневом отношении взять лично на себя.

в) отвод войск 2-й ударной армии с тем, чтобы, прочно прикрывшись на рубеже Ольховское, оз. Тигода с запада, ударом главных сил 2-й ударной армии с запада, с одновременным ударом 59-й армии с востока уничтожить противника в выступе Приютино, Спасская Полисть...

2. По ликвидации противника в районе Кириши, Грузино и в выступе Приютино, Спасская Полисть основными задачами войск Волховской группы иметь:

а) силами 54-й и 8-й армий прочное прикрытие мгинского и любаньского направлений, не допустив удара противника на Волхов и далее на Лодейное поле.

б) силами 4-й армии прочную оборону непосредственно на восточном берегу реки Волхов на участке Кириши, Грузино, не допустить попыток противника форсировать реку Волхов и нанести удар в направлении Будогощь, Тихвин.

в) силами 59-й, 2-й ударной армий и правым крылом 52-й армии прочно обеспечить за собой плацдарм на западном берегу реки Волхов в районе Спасская Полисть, Мясной Бор, Земтицы, ленинградские железную дорогу и шоссе с тем, чтобы не допустить соединения по этим дорогам новгородской и чудской группировок противника и восстановления железной дороги Новгород—Ленинград...

4. В целях удобства управления после ликвидации противника в районе Спасской Полисти реорганизовать Волховскую группу войск, создав из нее две группы: Ладожскую — в составе 54-й и 8-й армий на фронте от Ладожского озера до р. Волхов у Кириши и Волховскую — в составе 4, 59, 2-й ударной и 52-й армий на фронте Кириши, Грузино, Спасская Полисть, Земтицы и далее по реке Волхов до озера Ильмень... Военный совет и штаб Ленинградского фронта от непосредственного командования войсками Волховской группы освободить.

Итак, по этой директиве весь Ленинградский фронт и его обе группы (Ленинградская и Волховская) переходили к обороне. Из-за отсутствия людских и материальных ресурсов Ставка временно отказалась от активных действий по снятию блокады с Ленинграда. Ставка поняла, что с объединением войск Ленинградского и Волховского фронтов в один Ленинградский фронт была допущена ошибка, которая создала трудности управления для командующего фронтом и его штаба. Пункт директивы о разделении Волховской группы на две был попыткой исправить создавшееся положение. Впоследствии, в июне, было принято правильное решение о разъединении Ленинградского фронта на Ленинградский и Волховский.

Теперь посмотрим, как же развертывались события на фронте 2-й ударной армии после всех отданных распоряжений.

К 16 мая 1942 года, когда дороги и колонные пути подсохли, из “мешка” были выведены 13-й кавалерийский корпус, 24-я и 58-я стрелковые бригады, 4-я и 24-я гвардейские, 378-я стрелковая дивизии, 7-я гвардейская и 29-я танковые бригады. К 1 июня были дополнительно выведены 181-я и 328-я стрелковые дивизии, артполк РГК армейского типа, вывезены все раненые воины и эвакуировано излишнее имущество.

2-я ударная армия во исполнение директивы фронта 24 мая начала отход на первый рубеж: среднее течение реки Тигода, Дубовик, Остров. 28 мая 92-я, 327-я стрелковые дивизии, 22-я и 23-я стрелковые бригады вышли и заняли основной рубеж обороны Ручьи, река Равань, Вдицко, станция Рогавка, оз. Тигода. Остальные силы 2-й ударной армии продолжали выходить в исходный район севернее Новой Керести для удара навстречу 59-й армии. Встречный удар 59-й и 2-й ударной армий был назначен на 5 июня. Однако 30 мая гитлеровцы, заметив наш отход, перешли в наступление, нанося удары вдоль железной дороги и шоссе Новгород—Чудово с севера и с юга. Оно поддерживалось массированными действиями авиации. До 5 июня войска медленно продвигались, сужая проход в стыке 59-й и 52-й армий. 5 июня в 2 часа ночи ударные группы 59-й и 2-й ударной армий перешли в наступление. К 12 часам дня ударная группа 59-й армии вышла на восточный берег реки Полисть. 2-я ударная армия из-за плохой организации боя своей задачи не выполнила. Враг своим наступлением вдоль железной дороги Ленинград—Новгород внес дезорганизацию в управление ее войсками. Он прорвал оборону войск 2-й ударной армии, занимавших рубеж Ручьи, Вдицко, станция Рогавка, и, заняв Финев Луг, стал угрожать тылу ударной группы армии, находившейся в районе севернее Новой Керести. Командующий фронтом приказал остановить противника, прорвавшегося в район Финев Луг, и восстановить там положение, привести части и соединения ударной группы армии в порядок, тщательно организовать взаимодействие и 6 июня выполнить поставленную задачу.

6 июня с утра немецко-фашистские войска возобновили наступление и окончательно закрыли проход в стыке 59-й и 52-й армий. В окружении остались части семи стрелковых дивизий и шести стрелковых бригад общей численностью до 18—20 тыс. человек. О случившемся было немедленно доложено в Ставку. Последовала смена командования. Командующим вновь был назначен генерал К. А. Мерецков. С ним прибыл представитель Ставки генерал А. М. Василевский.

В дальнейшем события развертывались примерно так, как они описаны в воспоминаниях Маршала Советского Союза тов. Мерецкова. Из документов того периода видно, что 19 июня 46-й стрелковой дивизии, 25-й и 57-й отдельным стрелковым бригадам 2-й ударной армии удалось сблизиться с передовыми частями 25-й кавалерийской дивизии 59-й армии, но развить успех они не смогли, И только 21 июня совместными ударами 59-й и 2-й ударной армий удалось разорвать кольцо окружения на ширину около 1 км. В образовавшийся проход к 20 часам 22 июня вышло из окружения около 6000 человек.

24 июня связь со штабом 2-й ударной армии прервалась. Противник вновь прорвал фронт на основном рубеже ее обороны в районе Финева Луга и начал развивать наступление вдоль железной дороги и узкоколейки в направлении на Новую Кересть. С 9.30 25 июня выход из окружения прекратился. Связь со штабом 2-й ударной армии восстановить не удалось. Комиссар батальона связи штаба армии, вышедший из окружения, доложил, что он видел командующего 2-й ударной армией на подходе к реке Полисть, где их группа расчленилась. Впоследствии мы узнали, что бывший командующий 2-й ударной армией генерал Власов сдался в плен. стал предателем и активным пособником фашистов. Не исключено, что его действия как командующего армией, отличавшиеся неорганизованностью и приведшие к потере управления войсками, не были случайны.

Карта 2. Решение командующего Волховской группой войск на вывод из окружения 2-й ударной армии.

На 28 июля из окружения вышло 9322 человека, в том числе старшего и среднего комсостава 370 человек, старшего и среднего политсостава 83 человека, младшего комсостава 386 человек. Примерно 8—10 тыс. бойцов, командиров и политработников 2-й ударной армии так и не сумели пробиться сквозь вражеское кольцо.

В заключение я позволю себе сделать некоторые выводы о причинах неудач наступления войск Ленинградского и Волховского фронтов зимой 1941/42 года. Одной из основных, безусловно, было общее тяжелое состояние, в котором оказалась наша страна и Вооруженные Силы в результате поражений, постигших нас в летне-осенней кампании. Враг подошел к Москве, занял Украину, Крым и Донбасс, захватил важные в экономическом и стратегическом отношении районы страны. Военное производство резко сократилось, на фронте было очень мало танков и авиации, не хватало боеприпасов, горючего и даже стрелкового вооружения. Тяжелая обстановка вынуждала вводить в действие резервные соединения и части недостаточно обученными и сколоченными.

Объективно рассуждая о деятельности Верховного Главнокомандования в ходе зимней кампании 1941/42 года), надо сказать, что оно оказалось в очень трудном положении: нужно было отбросить вражеские войска от Москвы, освободить от блокады Ленинград, не допустить прорыва гитлеровцев на Кавказ. Верховное Главнокомандование, собрав резервы, нанесло удар по немецко-фашистским войскам на решающем направлении в битве под Москвой. В тяжелых условиях оно предприняло контрнаступление под Тихвином и Волховстроем, которое закончилось разгромам противника и не дало ему возможности выйти на реку Свирь и соединиться с финской армией. Но, несмотря на этот, довольно крупный успех, прорвать блокаду Ленинграда без привлечения сюда значительных сил с других фронтов и резервов Ставки было невозможно. Ведь враг был в то время в зените своего могущества.

Помимо этой главной причины сказывались имевшиеся крупные недочеты в организации войск и оперативно-тактической подготовке командного состава, штабов и войск. Большие потери, которые мы понесли в первые месяцы войны, сокращение военного производства в связи с перебазированием промышленности из западных и южных районов на восток привели к тому, что создаваемые новые формирования оказались без достаточного количества артиллерии, минометов, танков и других технических средств борьбы. Это вынудило Верховное Командование частично отказаться от формирования стрелковых, моторизованных, танковых дивизий. Вместо них создавались отдельные стрелковые, танковые бригады и отдельные танковые батальоны двухротного состава (20 танков). Большим минусом в организации войск было отсутствие самоходной артиллерии. Упразднение корпусного звена осложнило управление войсками со стороны командующих армиями. В состав армии, действовавшей на главном направлении, входило до 10-15 различных соединений (дивизий, бригад). Командующему армией и его штабу при таком большом количестве подчиненных соединений было крайне сложно и практически почти невозможно побывать во всех дивизиях и бригадах и организовать взаимодействие.

В оперативном руководстве войсками также имели место существенные промахи. В такой серьезной операции, как снятие блокады с Ленинграда, при наличии столь сильного и организованного противника, каким в то время была немецко-фашистская армия, выполнявшие главную задачу в этой операции войска Волховского фронта имели оперативное построение в один эшелон без сильных фронтовых резервов. В оперативном построении фронта и армий никаких групп развития прорыва не было. 13-й кавалерийский корпус генерала Н. И. Гусева был передан в подчинение 2-й ударной армии и использовался как стрелковое соединение. При таком оперативном построении фронт не мог наращивать удары и парировать контрудары. Малая насыщенность боевых порядков частей и соединений танками (3—4 танка та 1 км фронта) и недостаточная плотность артиллерийского огня сказывались на темпах наступления. С 13 января по 20 апреля войска Волховского фронта продвинулись на 75 км, а 54-я армия Ленинградского фронта — на 20—25 км. Большим недостатком при организации и ведении наступательной операции Волховским фронтом явилось слабое обеспечение флангов ударной группировки 2-й ударной армии, что, в конечном счете, привело к катастрофе и провалу всей наступательной операции.

Существенные, недостатки имелись и в тактической подготовке войск и командного состава. Они явились следствием того, что в первые месяцы войны наши кадровые войска понесли большие потери. Наспех созданные стрелковые части и соединения несли в боях большие потери, и если добывались успеха, то дорогой ценой. Наступательный бой войска вели неумело. Часто наступление заканчивалось взятием первой траншеи, так как ближний бой в траншеях и ходах сообщения солдаты вести не умели. Артиллерийское наступление еще не было освоено, взаимодействие внутри подразделений, частей и соединений между пехотой, артиллерией и танками не было налажено. Все, это вместе взятое, сказывалось на результатах боев, а следовательно, и всей операции. Только потом, в процессе войны, наши войска и командиры приобрели навыки ведения наступательного боя, научились побеждать.

Источник: "Военно-исторический журнал" №2 1966г.

Эта страница принадлежит сайту "РККА"