Восемнадцатая дивизия.

В.Ю. Казанцев

1. Начало
2. Война
3. Днепр
4. Первый бой
5. В огневом кольце
6. В окружении
7. Послесловие

1. Начало

Рожденная требованием времени, 18-я стрелковая дивизия в канун финской кампании делала лишь первые шаги к самостоятельности. Главной помехой в боевом сколачивании дивизии была территориальная разбросанность ее частей. Однако, самоотверженный труд офицерских кадров и высокие моральные качества всего личного состава вскоре позволили ей встать в ряд лучших дивизий Приволжского военного округа.

После ряда проверок состояния боевой слаженности частей мы также получили приказ подготовиться к отбытию на финский фронт. Сроки были ограничены. В те дни весь личный состав дивизии работал, учился с максимальным напряжением сил, почти без выходных дней. Основное внимание было сосредоточено на огневом и тактическом совершенствовании подразделений. Проводились всевозможные штабные учения, ночные тактические учения с боевой стрельбой, длительные марши на лыжах.

Вскоре из Москвы прибыл представитель наркомата и произвел смотр готовности дивизии. Были проведены дивизионные учения, и этим наша подготовка завершилась. Уже поданы вагоны для погрузки первых эшелонов. Буквально в день погрузки радио известило о том, что уже достигнута договоренность о прекращении огня на финском фронте. Погрузка была отменена.

Первоначально части 18-й дивизии размещались на территории Татарии и Ульяновского района Куйбышевской области. Летом 1940 года она полностью обосновалась в своем родном краю и лагерный сбор провела в старых, когда-то созданных дивизией имени ТатЦИКа (1-я Татарская, затем 86-я стрелковая - прим. К.Ч.), лагерях.

Строгий инспекторский смотр боевой и политической подготовки частей дивизии дал только положительные оценки по всем видам боевой подготовки. Это нас воодушевило. При завершении лагерной учебы в 1940 году Военный совет Приволжского военного округа принял решение провести в 18-й стрелковой дивизии показные дивизионные учения с боевой стрельбой из всех видов оружия. К этим учениям мы готовились тщательно.

Приближались дни учений, но погода ухудшалась. Резко похолодало, ежедневно с утра до вечера моросил дождь. В такую погоду и приехал к нам в лагеря командующий войсками Приволжского военного округа генерал-лейтенант Герасименко В. Ф., член Военного совета корпусной комиссар Желтов А. С., заместитель командующего войсками округа генерал-майор Попов и сопровождающие их лица.

Тут произошел небольшой, но довольно курьезный случай. Вызвал меня командующий и говорит: “Пошли одного командира в Казанское отделение метеорологической службы. Пусть он привезет прогноз погоды на две недели и по Татарской республике и по Куйбышевской области.”

Посланный мною командир вернулся с пустыми руками. Начальник отделения гидрометслужбы категорически заявил, что длительный прогноз погоды они могут сообщить только по специальному запросу. Делать нечего, срочно шлем официальный запрос и наконец-то получаем опечатанный сургучными печатями пакет.

Вскрываем пакет и читаем. Прогноз убийственный. И по Татарской республике и по Куйбышевской области никакого улучшения погоды не предвидится. Сплошная облачность, непрерывные осадки, дальнейшее понижение температуры, ветер и даже осадки в виде мокрого снега.

Посмотрел командующий этот прогноз и говорит: “Ничего хорошего не предвидится. Будем проводить учения при такой погоде!”

Были предутренние сумерки. Части дивизии уже выступали в район учения. Было сыро, но дождь прекратился. Стало светать. Прояснилось. Наступило ясное утро, а затем последовал яркий, солнечный день. Вскоре подсохло и стало совсем тепло. Трое суток продолжались учения, и ни одной тучки не появилось на небе, ни одной капли дождя не упало на землю. Все время стояла теплая сухая погода.

Не мало шуток было тогда по адресу бюро погоды. “Понял, почему прогноз погоды является секретным? — спросил меня генерал Герасименко.— Так вот, смотри, не разглашай тайны работников бюро погоды, не подводи их, а то народ смеяться будет”.

Учения закончились с хорошими показателями. Особое удовлетворение получили артиллеристы. Не так уж часто приходится им вдосталь стрелять боевыми снарядами.

Правда, случилось одно происшествие. На третий день учений пехота залегла у переднего края обороны “противника” и, конечно, должна была сразу все окопаться. Особого старания бойцы не проявили, ведь противника изображали фанерные мишени. Многие отрыли окопчики очень мелкие, просто символические. В это время наши артиллеристы и минометчики обрушили огонь по переднему краю “противника”. Кто-то из минометчиков не доложил порцию заряда, и мина взорвалась в расположении наступающей пехоты. Один из бойцов неожиданно вскочил и тут же упал.

Подбежали с носилками, раненого унесли: два мелких осколка впились ему в мякоть ноги, которая не была защищена мелким окопчиком. Не успели еще санитары скрыться, как по всей линии залегания пехоты усиленно замелькали солдатские лопаты — вскоре все бойцы были укрыты в более надежных окопах.

Учения закончились. Военный совет округа вынес благодарность всем бойцам и командирам. Особо были отмечены действия наших артиллеристов и 208-го стрелкового полка, которым командовал майор Нурминский.

Долго еще стояла прекрасная теплая погода, но лагерный период закончился, и нужно было готовиться к учебе в зимних условиях.

Перебрались на зимние квартиры. Подвели итоги боевой подготовки за 1940 год. Жаловаться на итоги не приходилось, они были подтверждены результатом инспекторского смотра, который завершился положительной оценкой для всех частей дивизии, а наш 208-й стрелковый полк занял по Приволжскому округу первое место.

Это не было случайностью. Большинство старших командиров и политработников дивизии имели хорошую подготовку, обладали большим практическим опытом и относились к работе исключительно добросовестно.

Успехи в боевой подготовке 208-го стрелкового полка были отмечены даже Правительством Советского Союза. Майор Нурминский был награжден орденом Красной Звезды, одновременно ему было присвоено звание полковника.

С такими показателями подошла 18-я дивизия к празднику 23-й годовщины Великого Октября.

Среди старших и опытных командиров, которые вложили огромный труд в создание дивизии, прежде всего следует отметить роль начальника штаба дивизия полковника Воронокова Гавриила Сергеевича. Участник гражданской войны, питомец Военной академии имени Фрунзе, добросовестный и неутомимый труженик, он заслуженно пользовался всеобщим уважением и любовью личного состава.

Точно так же большим уважением пользовались начальник артиллерии дивизии полковник Гулейко, командир 208-го стрелкового полка полковник Нурминский, командир гаубичного артиллерийского полка майор Садыков и начальник штаба артиллерии дивизии майор Рахманов. Это были командиры, которые имели не только хорошую подготовку, но и прекрасный практический опыт, закаленные в боях еще в годы гражданской войны. В повседневной работе очень бережно и, в полном смысле слова, культурно относились к своим подчиненным, никогда не унижая их достоинства.

Невозможно умолчать и о таких замечательных людях, какими были заместитель командира дивизии по политчасти полковой комиссар Алферов и сменивший его в этой должности полковой комиссар Катаргин. Оба вложили огромную долю своих усилий в боевое сколачивание частей дивизии. Наступила зима снежная, морозная. Учитывая уроки финской кампании, воинские части неослабно проводили полевые занятия и в суровых зимних условиях. Дружно работал коллектив штаба дивизии. Полковник Вороноков не позволял засиживаться в кабинетах, требовал постоянного участия в боевой подготовке частей. Он был отличным лыжником и настойчиво прививал навыки лыжного спорта своим подчиненным. Штабные учения с выходом в поле обязательно увязывал с передвижением на лыжах.

В апреле 1941 г. в дивизию поступил приказ об отправке на западную границу отдельного саперного батальона дивизии. Мы сделали вывод, что наш саперный батальон, конечно, будет привлечен к работам по укреплению приграничных районов, или же будет использован для заблаговременной подготовки объектов на театре военных действий. В мае возвратился представитель штаба майор Чиликин, сопровождавший саперов. Он рассказал, что среди населения Прибалтийских республик распространены слухи о возможном появлении германских войск на их территории в ближайшее время. Есть над чем призадуматься...

Так, незаметно, в повседневном труде прошла зима. Началась подготовка к лагерному периоду. В старых лагерях развернулись ремонтные работы, оборудование учебных полей, спортивных городков, стрельбищ, клубов и других объектов. Наряду с оборудованием лагерей части готовились к параду. Командир дивизии полковник Свиридов Карп Васильевич был хорошим строевиком, наводил во всем строгий порядок, уважал строевую подтянутость, четкий строевой шаг и бравое воинское приветствие. В его действиях, даже в разговорах с подчиненными, чувствовалась подчеркнутая строгость. Он был энергичным, требовательным офицером. Эти качества им были приобретены еще в молодости. В старой армии, где прошел он суровую школу от рядового бойца до младшего командира.

И вот наступил день 1 Мая 1941 года. День выдался теплый. Ярко светило солнце. Улицы Казани были заполнены колоннами демонстрантов. На площади Свободы и на прилегающих улицах выстроились полки 18-й дивизии. Командующий парадом полковник ороноков дает команду. Грянул сводный оркестр. Торжественным маршем с оружием наизготовку, твердо чеканя шаг, стройными рядами прошла пехота. За пexотой артиллерия, сначала на конной, затем — на тракторной тяге. Прошли броневики разведывательного батальона.

Демонстранты, трудящиеся Казани, восторженно приветствовали воинов своей дивизии, своих сынов и братьев. Будущие солдаты, вездесущие мальчишки, толпами пристраивались к отдельным колоннам, стараясь шагать в ногу. Они сопровождали нас до самых окраин. Население от мала до велика выражало безграничную любовь к своей родной дивизии. Это был последний парад 18-й дивизии. После первомайских праздников началось переселение в лагеря. Погода стояла теплая, хорошая, хотя в овражках и белели остатки снега. Началась напряженная лагерная учеба.

Неожиданно к нам в лагерь приехал представитель . Генерального штаба генерал Ковалев. Он произвел проверку боевой готовности частей. А в первых числах июня мы получили директиву о срочной подготовке дивизии к перевозке по железной дороге. Нам было разъяснено, что дивизия примет участие на Белорусских маневрах.

Бакалда ныне затоплена Большой Волгой, а в ту пору здесь было много запасных путей. Там первыми начали плановую погрузку в эшелоны подразделения 208-го стрелкового полка. Эти подразделения начали свой путь на запад еще в мирные, но уже тревожные дни... Успели выехать и головные эшелоны некоторых других частей со штабами.

Дальше -->

Эта страница принадлежит сайту "РККА"