Крепче стали и гранита

Майор П. ЕВСКИЙ

В первые дни Великой Отечественной войны на многих участках советско-германского фронта, несмотря на внезапность нападения, наши войска оказали упорное сопротивление врагу, проявляли исключительную стойкость и упорство в обороне. Одним из таких участков является перешеек (горный хребет Муста-Тунтури) в Заполярье, отделяющий полуострова Средний и Рыбачий от материка. На этих полуостровах дислоцировались части и подразделения 23-го укрепленного района (комендант полковник Д. Е. Красильников, начальник политотдела полковой комиссар П. А. Шабунин), которые имели главной задачей не допустить высадки воздушных и морских десантов противника.

В состав укрепрайона входили: 135-й стрелковый и 104-й пушечно-артиллерийский полки, 2-й дивизион 241-го гаубичного артиллерийского полка, 7-й и 15-й отдельные пулеметные батальоны и береговые батареи Северного флота. 23 УР подчинялся 14-й армии.

Основная тяжесть оборонительных боев на перешейке легла на плечи личного состава 135-го стрелкового полка (командир полковник М. К. Пашковский, военком батальонный комиссар Л. Е. Кац, начальник штаба капитан В. П. Кузнецов). В военно-исторической литературе отмечается лишь роль полка в обороне полуостровов, но почти не показывается ход боевых действий, мастерство и героизм воинов части. В данной статье на основе изучения архивных документов и воспоминаний участников боев восполняется этот пробел.

Разрабатывая план захвата советского Заполярья, гитлеровское командование делало основную ставку на свои сухопутные войска и авиацию. Оно рассчитывало силами горнострелкового корпуса “Норвегия” молниеносным ударом разгромить наши части, захватить Средний и Рыбачий, главную базу Северного флота Полярное и, блокировав Кольский залив, овладеть Мурманском. Начало наступления намечалось на 29 июня.

Однако государственная граница СССР в Заполярье была нарушена гитлеровской авиацией еще 17 июня. Постепенно обстановка стала настолько тревожной, что 21 июня командующий 14-й армией генерал-лейтенант В. А. Фролов начал проводить мероприятия по переброске и развертыванию частей вдоль границы. Из Титовки для боевого прикрытия района 6-й (начальник лейтенант С. Ф. Непышный) и 7-й (начальник лейтенант Н. А. Круглов) погранзастав 100-го погранотряда вечером 21 июня выдвинулся 3-й батальон 95-го стрелкового полка. 22 июня, поднятый по тревоге, 135-й полк немедленно занял оборону по побережью согласно боевому расписанию, отработанному в мирное время.

На основании анализа разведывательных данных штаб 14-й армии пришел к выводу, что противник основной удар будет наносить с суши и что в ближайшие дни нужно ожидать активных боевых действий. Оценив обстановку, командарм приказал командиру 135-го стрелкового полка усилить прикрытие полуостровов и выдвинуть один батальон на хребет Муста-Тунтури. Выполняя приказ, 2-й батальон вышел в указанный район, развернулся и к исходу 26 июня оборудовал окопы.

29 июня в 1 час 45 мин. противник начал наступление на 6-ю и 7-ю погранзаставы. Несмотря на героическое сопротивление, потеснил их и вклинился в оборону 3-го батальона 95-го стрелкового полка. Утром после налета 120 бомбардировщиков и мощной артподготовки части горнострелкового корпуса “Норвегия” пересекли границу и на других участках фронта. В направлении перешейка наступали 136-й горнострелковый полк, 67-й самокатный и 155-й отдельный противотанковый батальоны при поддержке трех дивизионов артиллерии. Со средствами усиления 136-й горнострелковый полк насчитывал более 6000 человек.

Сдерживая превосходящие силы гитлеровцев, подразделения погранзастав и 3-го батальона 95-го стрелкового полка с боями начали отход в направлении Титовки и перешейка полуострова Средний. Врагу удалось продвинуться в глубь нашей территории в направлении Ивари, Кутовая на 6—7 км.

Учитывая, что Средний и Рыбачий имеют большое стратегической значение на морском театре, Военный совет 14-й армии принял решение: полуострова отстоять любой ценой.

Командующий Северным флотом адмирал А. Г. Головко 29 июня 1941 г. записал в своем дневнике: “...кто владеет Рыбачьим и Средним, тот держит Кольским залив. Без Кольского залива Северный флот существовать не может”.

Боевым приказом по армии № 01 коменданту укрепрайона 29 июня была поставлена задача: прочно запереть перешеек на рубеже Ивари, Кутовая силами 135-го стрелкового полка и 15-го пулеметного батальона. Совершив марш из пос. Озерко, 1-й стрелковый батальон (командир капитан А. Т. Лоханский) уже к 5 часам 29 июня занял оборону слева от 2-го стрелкового батальона (командир капитан Н. Н. Бежеташвили). Сюда же с Рыбачьего выдвигался 15-й отдельный пулеметный батальон под командованием старшего лейтенанта М. С. Хорунжего. Эти подразделения составили первый эшелон полка. Во втором эшелоне находился 3-й стрелковый батальон (командир капитан И. П. Амвросов), занявший высоту “Центральная”. В составе 135-го стрелкового полка на 22 июня 1941 г. числилось около 3000 человек.

С первых минут боевых действий командир полка М. К. Пашковский проявил высокие организаторские способности. Когда вражеские части перешли государственную границу, он выслал навстречу им разведку в составе взвода во главе с лейтенантом И. И. Курносовым. Наши воины проникли в тыл гитлеровцев, установили их численность и направление наступления. Обратный путь лежал через захваченные позиции. Взвод смело атаковал пятикратно превосходящего противника и благополучно возвратился в полк. Данные, доставленные И. И. Курносовым, были использованы штабом полка в дальнейшей организации обороны.

Большое внимание уделил командир полка инженерному оборудованию перешейка Муста-Тунтури. С первых дней на сопках, имевших высоту 150—200 м, бойцы стали отрывать окопы, щели, оборудовать огневые точки и блиндажи, устанавливать проволочные заграждения и мины. В условиях каменистой тундры это были очень трудоемкие работы.

На стыки батальонов была выдвинута полковая артиллерия, установлено боевое взаимодействие с приданными батареями 104-го пушечного и 2-м дивизионом 241-го гаубичного артиллерийских полков, а между первым и вторым эшелонами размещены минометные подразделения и зенитно-пулеметная рота полка.

Утром 29 июня передовые подразделения 136-го горнострелкового полка противника достигли перешейка и с ходу попытались прорвать нашу оборону. Советские воины успешно отбили первый натиск. Враг понес потери и к 10 часам вынужден был прекратить атаки. С подходом главных сил этого полка завязался ожесточенный бой. Особенно напряженная обстановка сложилась во втором батальоне, на который наступали основные силы егерей. Им удалось вклиниться между 5-й и 6-й ротами. 5-я рота, попав в полуокружение, оказалась в тяжелом положении, и ей пришлось отойти. Отход товарищей огнем пулемета прикрывал ефрейтор М. Квашнин. На его глазах упал раненый командир роты лейтенант Г. А. Аваков, выходивший из боя последним. Рискуя жизнью, Квашнин вынес из-под огня своего командира.

Создалась реальная угроза прорыва захватчиков в глубь обороны полка. Полковник М. К. Пашковский принял энергичные меры для ликвидации этой угрозы. Из своего резерва на стык рот он выслал стрелковый взвод во главе с лейтенантом В. П. Барболиным, 6-й роте лейтенанта Сергиенко приказал двумя взводами контратаковать противника во фланг, а 5-й роте, которую возглавил политрук Барханов, — с фронта.

Смелыми и решительными действиями бойцы восстановили положение. В течение 29 июня гитлеровцы старались пробить брешь в обороне полка, но каждый раз наталкивались на непреодолимое упорство наших бойцов. На следующий день, перебросив часть сил 3-й горнострелковой дивизии и финские подразделения, враг создал почти пятикратное превосходство в людях и технике и начал подготовку к новому штурму.

Однако к этому времени советское командование приняло ряд мер по усилению обороны перешейка. В распоряжение полковника М. К. Пашковского поступили не полностью укомплектованные (на 60—70 проц.) 55-я и 56-я отдельные пулеметные роты под командованием лейтенантов Л. А. Верхогляда и В. Т. Крутских, а во временное подчинение — сводный батальон (командир майор И. И. Калеников), сформированный из личного состава 100-го погранотряда. В Мотовский залив вошли эсминцы “Куйбышев” и “Урицкий” с задачей огнем артиллерии поддерживать войска в районе полуострова Средний и губы Кутовая. Из глубины Рыбачьего к переднему краю переместились несколько батарей 104-го пушечного артиллерийского полка. Полковник М. К. Пашковский перебросил сюда также часть сил своего второго эшелона.

Во второй половине дня 30 июня после усиленной артиллерийской подготовки противник начал атаку. Гитлеровцы обрушились сначала на 2-й батальон, а потом и на весь фронт обороны полка. Бой продолжался несколько суток. Когда егерям удавалось врываться в окопы, их тут же выбивали наши воины.

Утром 2 июля 1941 года о событиях на перешейке Муста-Тунтури узнала вся страна. Московское радио сообщило, что “на мурманском направлении противник повел наступление на полуостров Средний. Наши войска оказывали упорное сопротивление, нанося ему большие потери”. Берлинское же радио в этот день поведало своим слушателям о том, что “горноегерские дивизии генерала Дитла штурмом овладели полуостровами Рыбачий и Средний”. Желаемое выдавалось за действительное.

Оборона полуостровов Средний и Рыбачий в июне-июле 1941 г.

Потерпев очередную неудачу, немцы 3 июля установили артиллерийские батареи непосредственно перед позицией 135-го стрелкового полка и при активном воздействии своей авиации вновь начали наступление.

Ценой огромных потерь они потеснили 1-ю стрелковую роту 1-го батальона, командир которой младший лейтенант Лысов был убит в бою. Отдельные бойцы отошли в расположение 2-й роты. Чтобы остановить врага, командир 2-й стрелковой роты лейтенант Н. И. Ребцовский поднялся во весь рост и повелительным тоном скомандовал: “Ни шагу назад! Умрем, но не отступим!”. Затем, выбрав момент, он повел роту в контратаку. Красноармейцы устремились за ним. Положение было восстановлено. Несмотря на контузию, Н. И. Ребцовский остался в строю и продолжал командовать ротой. За инициативу и находчивость, личную храбрость он был награжден орденом Красного Знамени. До середины июля шли непрерывные бои, в которых личный состав полка и приданных подразделений проявил мужество и не отступил.

В течение 10—14 июля противник неоднократно атаковал наши позиции. Не добившись успеха, он стал переходить к обороне и приступил к созданию минных полей и окопов. Это свидетельствовало о том, что враг начал терять уверенность в успехе наступления и опасался за прочность своих боевых порядков. Оценив обстановку, полковник М. К. Пашковский принял решение: внезапной атакой силами 3 рот уничтожить противника на высотах с отметками 122,0 и 40,1, а затем прорваться на Большой хребет Муста-Тунтури. Несмотря на упорное сопротивление врага, бойцам удалось полностью овладеть высотами и закрепиться на выгодных для полка позициях. 18 и 19 июля гитлеровцы осуществили несколько атак, но успеха не имели.

Таким образом, на перешейке егерям не только не удалось продвинуться вперед, но на отдельных участках им пришлось отступить с большими потерями. В системе обороны 14-й армии это имело большое значение: защитники полуостровов отвлекли на себя часть сил горнострелкового корпуса “Норвегия”, а войска армии получили еще несколько дней для организации обороны на рубеже реки Западная Лица, куда подошла свежая 52-я стрелковая дивизия.

Во второй половине июля наступательный порыв гитлеровцев заметно ослаб. Однако это не означало, что они отказались от выполнения ранее поставленной задачи. Гитлер в директивах № 33 от 19 июля и № 34 от 30 июля указывал, что цели наступательных действий горнострелкового корпуса “остаются без изменений”, и требовал “устранить угрозу флангу со стороны Мотовского залива”, что практически означало захватить полуострова Средний и Рыбачий.

Имея большое численное преимущество, противник по-прежнему стремился во что бы то ни стало прорваться на полуострова. Особенно ожесточенные бои в августе и в первой половине сентября разгорелись за высоты “Погранзнак”, “Сопка с блиндажом”, “Средняя” и “Правая”. Для полка было очень важно удержать их, так как это позволяло контролировать наиболее уязвимые для противника направления.

Командование и партийная организация 135-го стрелкового полка обратились к бойцам и командирам с призывом сделать оборону неприступной, измотать врага в активных боях. И как всегда, первыми на призыв отозвались коммунисты. Например, по инициативе М. Кушлака в полку возникло и распространилось снайперское движение.

Несколько суток подряд за сопку “Средняя” с превосходящими силами врага дрался взвод во главе с коммунистом лейтенантом И. И. Иванисенко. 12 августа он погиб в ожесточенном бою. Его последними словами были: “Сопку не сдавать, ребята!”. Лейтенант И. И. Иванисенко посмертно награжден орденом Ленина.

Родина достойно оценила героизм личного состава полка: только за период с 29 июня по 11 сентября ордена и медали СССР получили 70 воинов.

Вплоть до середины сентября противник неоднократно пытался прорваться на полуострова, но сделать этого не смог. На перешейке, как и на всем мурманском направлении, оборона стабилизировалась и приняла позиционный характер. На рубеже Ивари, Кутовая она просуществовала до начала наступления войск Карельского фронта. Северного флота и партизан Мурманской области, которые к концу 1944 года очистили от фашистов советское Заполярье. Вражеская нога так и не ступила на Средний и Рыбачий.

Успешные действия защитников полуостровов явились результатом умелой организации обороны. Командир и штаб 135-го стрелкового полка правильно использовали особенности холмистой тундры и сумели в короткий срок создать на высотах перешейка взводные и ротные опорные пункты, а затем постоянно совершенствовали оборону в инженерном отношении. В отражении атак большую роль сыграло ярусное расположение огневых средств и продуманное размещение автоматического оружия, перекрывших промежутки между опорными пунктами. Навязав гитлеровцам свою инициативу, подразделения полка не только умело оборонялись, но и вели наступательные бои за улучшение позиций. Бойцы, командиры, политработники проявили в первые месяцы войны массовый героизм, упорство, волю к победе и показали, на что способны советские люди, защищая свободу, честь и независимость своей Родины.

135-й стрелковый полк 31 июля 1942 года был преобразован в 254-ю отдельную бригаду морской пехоты, которая вошла в состав Северного оборонительного района, сформированного на базе 23-го укрепрайона.

Источник: "Военно-исторический журнал"

Эта страница принадлежит сайту "РККА"