Из опыта управления воздушными десантами в годы войны

Полковник в отставке Я. САМОЙЛЕНКО

Основные положения по боевому применению воздушных десантов,в том числе и вопросы организации и осуществления управления ими, были разработаны до Великой Отечественной войны и закреплены в ряде руководящих документов. К ним, в частности, следует отнести Временный полевой устав Красной Армии 1936 года, Полевой устав Красной Армии 1940 года и проект Полевого устава Красной Армии 1941 года.

Так, в проекте Полевого устава 1941 года подчеркивалось, что использование воздушных десантов требует: организации тщательной разведки районов выброски (высадки) и действий десанта; скрытности и внезапности применения; надежного обеспечения боевой авиацией транспортировки воздушного десанта и его последующих наземных действий; строгого учета времени, необходимого десанту на подготовку к операции и выполнение боевой задачи; организации надежной связи с выброшенным десантом.

До выхода в свет этого устава считалось, что руководство воздушно-десантными соединениями и частями и планирование их боевого применения должны осуществлять командующий и штаб того фронта, в состав которого они входят. Это несколько снижало эффективность применения воздушно-десантных войск (ВДВ) в случае возникновения вооруженного конфликта. Поэтому до начала войны с фашистской Германией и в первые ее месяцы был принят ряд мер, направленных на повышение централизации руководства воздушно-десантными войсками. В июне 1941 года создается Управление ВДВ Советской Армии, которое в августе того же года преобразовывается в Управление командующего ВДВ. Приказом Народного комиссара обороны в начале сентября 1941 года учреждается должность командующего ВДВ. Им назначается генерал-майор В. А. Глазунов. Все соединения и части ВДВ выводятся из подчинения фронтов и передаются в непосредственное подчинение командующему ВДВ.

Новые взгляды па использование воздушных десантов нашли отражение в изданных в 1941 году Положении о ВДВ и Руководстве по боевому применению воздушно-десантных войск Красной Армии. В этих документах указывалось, что ВДВ являются средством Верховного Главнокомандования. Для выполнения задач в тылу противника решением Ставки ВГК отдельные соединения и части ВДВ могли переподчиняться командующим войсками фронтов или использоваться централизованно под непосредственным руководством командующего ВДВ. Эти положения легли в основу деятельности командиров и штабов всех степеней в ходе организации управления воздушными десантами. Конкретные формы и способы управления последними зависели от целей и задач фронтовой операции, в интересах которой применялся воздушный десант; задач самого десанта; его состава; обстановки в районе предстоящих боевых действий и времени, отводимого на подготовку десанта к боевым действиям.

Чтобы яснее представить, в чем же заключалось управление воздушными десантами в годы войны (в годы войны советское командование применяло более 50 воздушных десантов различного состава и предназначения), рассмотрим основные его вопросы, исходя главным образом из опыта Вяземской и Днепровской воздушно-десантных операций.

Решение на применение оперативных воздушных десантов принимала Ставка ВГК. Так, решение на проведение Вяземской воздушно-десантной операции было ею принято в январе 1942 года. Задача командующему ВДВ генерал-майору В. А. Глазунову, вызванному в Ставку ВГК вместе с начальником штаба ВДВ генерал-майором авиации П. П. Ионовым и командующим ВВС генерал-лейтенантом авиации П. Ф. Жигаревым, была поставлена 15 января.

Ему были указаны: цель воздушно-десантной операции, состав воздушного десанта, исходный район для десантирования и срок готовности к десантированию. Выполнение задачи возлагалось на 4-й воздушно-десантный корпус, передаваемый в оперативное подчинение командующего войсками Западного фронта. План воздушно-десантной операции был совместно разработан штабами ВДВ и ВВС к исходу 16 января. В плане указывались: цель, замысел и этапы операции; состав воздушного десанта, его численность и вооружение; состав авиации, привлекаемой для переброски десанта в тыл противника, прикрытия его в исходном районе для десантирования и в полете, а также поддержки в ходе боя в тылу противника; мероприятия по подготовке и ведению операции, их сроки и исполнители; вопросы организации пунктов управления и связи, а также материально-технического, медицинского и тылового обеспечения. Документ был подписан командующим, членом военного совета и начальником штаба ВДВ и утвержден командующим войсками Западного фронта.

Штаб воздушного десанта в свою очередь совместно с командиром авиационно-транспортной группы отрабатывал план десантирования. Командование корпуса разработало план выброски разведывательно-диверсионных групп. Параллельно отдавались предварительные боевые распоряжения.

К недостаткам планирования Вяземской воздушно-десантной операции следует отнести то, что в нем не принимал непосредственного участия штаб Западного фронта, в интересах которого применялся воздушный десант. Это привело к тому, что вопросы ведения боевых действий частями десанта и взаимодействия его с войсками фронта не нашли должного отражения в плане операции и были решены в общем виде, так как штаб ВДВ полными данными об обстановке в полосе наступления Западного фронта не располагал. Операцию предполагалось начать 21 января 1942 года.

17 января командующий ВДВ генерал-майор В. А. Глазунов отдал командиру 4-го воздушно-десантного корпуса полковнику А. Ф. Левашеву устное боевое распоряжение о сосредоточении 8, 9 и 214-й воздушно-десантных бригад соединения в районе Калуги в готовности к десантированию в тыл противника 21 января. Однако этот срок оказался нереальным. В связи с тем что разрушенный фашистами железнодорожный мост через Оку в районе города Алексин не был окончательно восстановлен, корпус к указанному числу не смог полностью сосредоточиться в исходном районе для десантирования, а тем более подготовиться к нему. Поэтому начало операции было перенесено на вечер 27 января.

24 января командир 4-го воздушно-десантного корпуса получил приказ командующего войсками Западного фронта генерала армии Г. К. Жукова, в котором указывалось: "Тов. Левашеву. Задача: 26—27.1 высадить корпус и занять рубежи согласно карте. Цель — отрезать отход противника на запад".

Исходя из поставленной задачи и складывающейся на фронте обстановки, командир корпуса генерал-майор А. Ф. Левашев принял в 18 часов 26 января решение. Суть его сводилась к следующему: используя внезапность выброски, перерезать коммуникации противника между Вязьмой и Дорогобужем и не допустить подхода резервов врага с запада и отхода его частей на запад.

Боевая задача до командиров подразделений была доведена за сутки до погрузки в самолеты. Личный состав был ознакомлен с ней в исходном районе для десантирования. При этом использовались специально подготовленные макеты местности предстоящих действий. Командиры подразделений добивались, чтобы каждый десантник глубоко понимал свою задачу и задачу своего подразделения, твердо знал, как он должен действовать в случае приземления в стороне от намеченного района, наизусть запомнил наименование населенных пунктов, характерные ориентиры и их взаимное расположение на местности. Все вопросы, связанные с десантированием, в звене корпус — бригада были согласованы со штабом транспортной авиации до начала десантирования.

Примерно в таком же объеме и в такой же последовательности осуществлялась подготовка Днепровской воздушно-десантной операции. Решение на ее проведение было принято Ставкой ВГК 17 сентября 1943 года. Десанту ставилась задача захватить на западном берегу Днепра плацдарм в Букринской излучине и воспретить подход резервов противника с запада и юго-запада до выхода в этот район войск Воронежского фронта. Для ее выполнения из состава ВДВ в распоряжение командующего войсками Воронежского фронта были выделены 1, 3 и 5-я (часть сил) воздушно-десантные бригады, сведенные в воздушно-десантный корпус. Командиром вновь созданного соединения был назначен заместитель командующего воздушно-десантными войсками генерал-майор И. И. Затевахин. Штаб корпуса был сформирован из личного состава штаба ВДВ (в тыл противника ни командир, ни штаб не десантировались).

План операции был разработан командованием ВДВ и штабом Воронежского фронта еще до сосредоточения войск в исходном районе для десантирования. В нем достаточно подробно, тщательно и конкретно с учетом опыта Вяземской десантной операции отражались вопросы взаимодействия десанта с наступающими стрелковыми войсками, артиллерией фронта и авиацией. В частности, намечались выброска с десантом артиллеристов-корректировщиков и выделение эскадрильи самолетов-корректировщиков для управления огнем артиллерии корпуса прорыва, поддерживавшего десант. Предполагалось выслать к командиру воздушного десанта оперативную группу от поддерживающей авиации.

Большой раздел плана операции отводился авиационному обеспечению - воздушной разведке, авиационной подготовке района десантирования перед выброской парашютистов, прикрытию истребителями и поддержке боевых действий воздушного десанта. Авиационное обеспечение десантирования и боевых действий десанта осуществляла 2-я воздушная армия, которой командовал генерал-полковник авиации С. А. Красовский. Руководство авиационным обеспечением возлагалось на начальника штаба ВВС Советской Армии.

В плане содержались подробные указания по организации противовоздушной обороны исходного района для десантирования, взаимодействия с партизанами, скрытного управления и оперативной маскировки. К плану воздушно-десантной операции прилагалась плановая таблица десантирования, подписанная командующим ВДВ и начальником штаба фронта. Командиры и штабы бригад в свою очередь разработали совместно с командиром транспортной авиагруппы таблицы десантирования бригад, утвержденные затем командующим ВДВ. 19 сентября 1943 года представитель Ставки ВГК Маршал Советского Союза Г. К. Жуков утвердил план операции, сделав ряд существенных замечаний.

В соответствии с этим документом начало десантирования намечалось в ночь на 24 сентября. Задачи десанту ставил командующий войсками Воронежского фронта генерал армии Н. Ф. Ватутин. Сосредоточение войск и средств, выделенных для воздушно-десантной операции, в исходном районе для десантирования (Лебедин, Смородино, Богодухов) планировалось провести с 17 по 21 сентября, однако из-за большой загрузки железных дорог оно закончилось на трое суток позже.

В середине дня 23 сентября находившийся на КП 40-й армии генерал армии Н. Ф. Ватутин через командующего ВДВ уточнил задачи воздушно-десантным бригадам. Командиры бригад приняли и объявили свое решение на десантирование и боевые действия только на следующий день, за полтора часа до посадки личного состава в самолеты. В результате у командиров батальонов и рот осталось весьма мало времени для доведения задачи подчиненным. Командиры взводов вынуждены были ставить задачу личному составу в полете, а командиры батальонов и рот не имели возможности уточнить вопросы взаимодействия внутри воздушного десанта и с другими родами войск, наметить план боя после приземления. Фактически они ограничивались только указаниями о районах выброски, сборе после приземления и рубеже, который предполагалось захватить и оборонять. Не проводились и предполетные занятия ни с офицерами, ни с личным составом. Бесспорно, все это, как показал ход операции, отрицательно сказалось на действиях подразделений в тылу противника.

Таким образом, при подготовке воздушного десанта командиры всех степеней должны располагать достаточным временем для уяснения задачи, оценки обстановки, принятия решения, постановки боевых задач личному составу и организации взаимодействия.

Одним из важных факторов в управлении воздушным десантом являлось определение наиболее выгодного времени выброски. Дело в том, что с момента принятия решения на использование десанта до начала практического его осуществления оперативная обстановка в районе выброски, как это было в Днепровской десантной операции, могла существенно измениться. Поэтому необходимо было постоянно иметь достоверные данные о противнике в районе десантирования и знать истинное положение наших войск, выполнявших общую с десантом задачу. В том случае, когда время выброски из-за неправильной оценки обстановки выбиралось неудачно, полностью поставленные задачи десант не выполнял. Например, в Днепровской воздушно-десантной операции к началу выброски в намеченный для нее район вошли крупные силы противника. Поэтому необходимость в воздушном десанте с целью воспрещения подхода резервов противника к Днепру, как это предусматривалось планом операции, практически отпала.

Из вышесказанного видно, что в ходе подготовки десантной операции важная роль принадлежит разведке. Командование и штаб ВДВ стремились максимально использовать данные, полученные от партизан, воздушной разведки и разведуправления штаба фронта. Они ставили перед разведкой две задачи. Первая из них заключалась в тщательном изучении характера местности для определения наиболее выгодных путей выдвижения к объектам захвата и организации обороны в случае контратак противника. Второй являлось вскрытие группировки врага и своевременный учет изменений оперативной обстановки в районе десантирования и вблизи него. Это давало возможность командиру и штабу десанта правильно определить состав, время выброски и построение боевого порядка десанта, а также поставить боевые задачи частям и подразделениям. После приземления десанта разведка велась его собственными силами и средствами.

Одной из важных задач управления воздушным десантом было руководство переброской его в тыл противника. Успешное ее решение зависело не только от умения командиров, но и ряда других факторов, а именно: скрытности сосредоточения десанта в исходном районе для десантирования и его прикрытия, количества выделенной авиации, мастерства летного состава, длительности рейсов, учета метеоусловий и др.

Опыт показал, что при переброске десанта необходимо создавать из командования и офицеров штаба соединения не менее двух групп управления и транспортировать их в самолетах разных эшелонов бригад. Важное значение имело продуманное распределение радиосредств по самолетам. В противном случае эффективность управления войсками после приземления резко снижалась. Например, в Днепровской операции командир 3-й воздушно-десантной бригады, вылетая на одном самолете со своим начальником штаба, не взял с собой ни одной рации дальнего действия, в то время как на других самолетах находилось по 3-6 радиостанций с радистами. Естественно, что в этом случае ни о каком эффективном управлении не могло быть и речи.

Большое внимание при планировании применения воздушных десантов уделялось созданию и размещению пунктов управления и организации связи. Обычно для проведения воздушно-десантной операции создавались КП командующего воздушно-десантными войсками и система командных пунктов в воздушном десанте. В Вяземской воздушно-десантной операции КП командующего был развернут в исходном районе для десантирования (180 км от района боевых действий десанта) совместно с командным пунктом командира авиационно-транспортной группы. На нем, кроме командующего, располагалась группа генералов и офицеров штаба ВДВ. Узел связи КП командующего ВДВ и КП командира авиационно-транспортной группы обеспечивал проводную связь с Генеральным штабом, со штабом ВДВ, с командиром и штабом воздушного десанта, а также с аэродромами, с которых осуществлялась переброска десанта в тыл противника. На этих аэродромах на КП командиров авиационных частей находились офицеры штаба ВДВ. Проводная связь дублировалась по радио.

Командный пункт командира десанта в исходном районе размещался вблизи КП командующего ВДВ, а КП командиров воздушно-десантных бригад - развертывались на аэродромах, с которых они десантировались. Командные пункты командиров бригад совмещались с командными пунктами авиационных начальников.

Здесь же в исходном районе был и радиоузел штаба ВДВ (радиостанции РАФ, РУК и 4 приемника) для связи со штабом воздушного десанта и его бригадами после высадки их в тыл противника. Кроме этого, радиосигналы и радиограммы, поступавшие от частей ВДВ, могли принимать также на узлах связи Западного фронта и ВВС в Москве.

Кодировку карт, позывные командного состава и другие документы по скрытному управлению были доведены штабом ВДВ до штаба воздушного десанта в исходном районе для десантирования. Копии всех этих документов были высланы также в штаб Западного фронта.

Состав КП всех звеньев формировался в ходе подготовки операции. В тыл противника командный пункт десанта десантировался обычно в составе главных сил последнего. Его личный состав, делившийся на две-три группы, и средства связи распределялись по нескольким самолетам. При этом группы комплектовались с учетом того, чтобы каждая была способна взять управление на себя.

В ходе десантирования управление воздушными десантами в Вяземской (во время полета к месту десантирования самолет генерала А. Ф. Левашева был сбит и командование 4-м вдк было поручено начальнику штаба полковнику А. Ф. Казанкину.) и Днепровской воздушно-десантных операциях осуществлялось с командного пункта командующего ВДВ. Офицеры штаба ВДВ, следившие за готовностью подразделений и частей к посадке в самолеты, своевременным прибытием их к самолетам, вели учет количества и времени вылетов и совместно с авиационными начальниками вносили необходимые коррективы в план десантирования.

Связь с самолетами при десантировании поддерживалась через аэродромные радиостанции. Для связи десанта с авиацией была разработана таблица сигналов, которые подавались днем с помощью условных знаков, выкладываемых полотнищами, ночью - посредством ракет и костров.

Общее руководство ходом операции осуществлял командующий войсками фронта. Основным средством связи штаба фронта с десантом являлось радио и самолеты. Так, например, в Вяземской воздушно-десантной операции насчитывалось три канала связи штаба с десантом. Штаб фронта поддерживал связь со штабом 4-го воздушно-десантного корпуса по радиостанции типа РАФ (корпус имел радиостанцию "Север"). Радиоузел штаба ВДВ, находившийся в исходном районе для десантирования, принятые от десанта радиограммы в свою очередь передавал по телеграфу в штаб Западною фронта. Это увеличивало надежность связи десанта со штабом фронта и командующим ВДВ.

Кроме связи со штабом 4-го воздушно-десантного корпуса, штаб Западного фронта имел непосредственную связь и со штабами всех воздушно-десантных бригад корпуса. При прекращении работы одного радиоканала продолжали действовать другие.

Внутри воздушного десанта основным средством связи в бою также являлось радио до батальона и отдельных отрядов включительно. Наряду с этим широко использовались и проводные средства связи, офицеры связи, посыльные, а также личное общение командиров с подчиненными. Штаб воздушного десанта с бригадами имел связь по двум радиосетям. В радиосеть взаимодействия в Вяземской воздушно-десантной операции были включены радиостанции армий Западного фронта, в полосе наступления которых находился район боевых действий десанта.

Управление соединениями и частями при наступлении командир корпуса осуществлял с командного пункта, который обычно располагался совместно с резервом корпуса, как можно ближе (в 4-5 км) к частям, наступающим на главном направлении.

При ведении десантом оборонительного боя КП командира воздушно-десантного корпуса размещался ближе к центру района обороны также совместно с резервами. Удаление его от переднего края общего района обороны колебалось в пределах от 2 до 5-6 км. Командные пункты воздушно-десантных бригад как в обороне, так и в ходе наступления располагались на удалении 1-3 км от своих частей, ведущих боевые действия.

Командные пункты в инженерном отношении оборудовались слабо. Но большое внимание уделялось их маскировке и охране, так как противник всегда стремился вскрыть места расположения пунктов управления десанта с целью их уничтожения. Это вынуждало командование десанта и отдельных его соединений часто перемещать КП. Так, за период боевых действий в тылу командные пункты 4-го воздушно-десантного корпуса и 9-й воздушно-десантной бригады 10 раз меняли места расположения, 214-й воздушно-десантной бригады - 8 раз.

В целом связь в ходе боевых действий 4-го воздушно-десантного корпуса в тылу противника была устойчивой, управление им твердым и непрерывным. Начальник связи Западного фронта генерал Н. Д. Псурцев в одной из телеграмм на имя командира воздушного десанта сообщал: "Докладывая тов. Жукову о состоянии связи с Вами, я оценил ее для этих условий как отличную. Командующий приказал представить лучших командиров и радистов к правительственной награде".

Таким образом, в годы Великой Отечественной войны характерными особенностями управления воздушными десантами являлись централизация руководства, организация тщательного планирования всех этапов воздушно-десантной операции, надежной связи между десантом и вышестоящими штабами и тесного взаимодействия его с наступающими стрелковыми войсками, авиацией и артиллерией. Опыт показал, что важное значение для эффективного управления воздушным десантом имеет также организация и ведение разведки противника, правильный выбор исходного района для десантирования и района выброски, своевременное прибытие войск и боевой техники в исходный район для десантирования и доведение боевой задачи до командиров и личного состава.

Источник: "Военно-исторический журнал" № 12, 1979 г.

Эта страница принадлежит сайту "РККА"