Из опыта организации и ведения обороны в ходе наступательных операций

Кандидат военных наук полковник В. ЕРОФЕЕВ

Опыт Великой Отечественной войны показывает, что переход к обороне в динамике наступательных операций был временным явлением. Основными целями ее считались: закрепление достигнутых войсками рубежей или занятых важных плацдармов, отражение контрударов противника и выигрыш времени для сосредоточения сил и средств, необходимых для возобновления наступления.

Переход к обороне с целью закрепления достигнутых рубежей осуществлялся в тек случаях, когда сильно возрастало сопротивление противника, а наши войска израсходовали свои наступательные возможности и требовалась подготовка последующей наступательной операции. Примером могут служить боевые действия соединений 13-й и 48-й армии Центрального фронта на Курском выступе в феврале 1943 года.

В минувшую войну было немало случаев перехода наших соединений и оперативных объединений к обороне с целью закрепления захваченных в ходе наступления плацдармов (37-й и 34-й стрелковые корпуса 46-й армии 3-го Украинского фронта на Днестре в апреле 1944 года, 32-й и 34-й гвардейские стрелковые корпуса 5-й гвардейской армии 1-го Украинского фронта на Висле в августе 1944 года), а также для создания внутреннего или внешнего фронтов окружения крупных группировок противника (47-й стрелковый корпус 40-й армии в Корсунь-Шевченковской операции).

На отдельных участках применение обороны вызывалось необходимостью отражения контрударов противника. С такими целями переходили к обороне войска 1-го Украинского фронта западнее Киева в ноябре—декабре 1943 года, соединения 2-й гвардейской и 51-й армий 1-го Прибалтийского фронта в Шяуляйской операции в августе 1944 года.

Таким образом, оборонительные действия в ходе наступательных операций на том или ином направлении были связаны с временной утратой превосходства над противником и резким ослаблением боевых возможностей войск.

Переход к обороне в ходе наступления осуществлялся в условиях непосредственного соприкосновения с противником, а иногда и в ходе отражения его ударов; при временной утрате непосредственного соприкосновения или под прикрытием передовых частей наших войск. Возникали и такие условия, когда переход к обороне осуществлялся только частью сил общевойсковой армии, а основные ее силы продолжали наступление. В других случаях к обороне переходили общевойсковые армии в полном составе, занимая ее всеми соединениями одновременно или последовательно. Столь большие различия в условиях перехода к обороне оказывали значительное влияние на все стороны деятельности командиров, штабов и войск по ее организации.

О конкретных условиях перехода наших войск к обороне и ее целях некоторое представление дает следующая таблица:

Наименование и время проведения операции
Наименование соединений
Характер действий войск, предшествующих переходу к обороне
Цель обороны
Количество времени на организацию обороны
Характер действий основных сил армии
Киевско-Фастовская,
ноябрь 1943 г.
50-й ск
38-й А
Развитие наступления в оперативной глубине в первом эшелоне армии Отражение контрудара и обеспечение наступления на главном направлении
Менее суток
Продолжали наступление на главном направлении
Корсунь-Шевченковская,
январь 1944 г.
49-й ск
40-й А
Наступление в первом эшелоне армии Отражение контрудара и создание внешнего фронта окружения
Одни сутки
Перешли к обороне
Рижская операция,
сентябрь 1944 г.
2-й гв.ск
6-й гв.А
Перегруппировка с второстепенного направления. Переход к обороне под прикрытием впереди действующих войск Отражение контрудара и обеспечение наступления на главном направлении
Двое суток
Перешли к обороне
Будапештская операция,
январь 1945 г.
25-й гв.ск
7-я гв.А
Наступление в первом эшелоне армии Отражение контрудара и удержание плацдарма на р. Грон
Непосредственно в ходе отражения ударов противника
Перегруппировка сил для возобновления наступления
Восточно-Прусская,
январь 1945 г.
8-й гв.ск
11-й гв.А
Развитие наступления в оперативной глубине в первом эшелоне армии Отражение контрудара и прикрытие фланга наступающих главных сил
Менее суток
Продолжали наступление

Из приведенных данных можно заключить, что в большинстве случаев для организации обороны в ходе наступательных операций войска имели до одних суток. Сжатые сроки создавали значительные трудности при проведении практических мероприятий по организации обороны командирами соединений и частей, в силу чего она носила характер поспешно занятой и имела специфические черты.

Решение на оборону принималось командирами дивизий и полков, как правило, по карте, без проведения рекогносцировок. Новые боевые задачи войскам ставились в виде коротких боевых распоряжений, которые передавались по техническим средствам связи и через офицеров штабов, высылаемых непосредственно в подчиненные части и подразделения.

Первоочередной и наиболее ответственной задачей при переходе к обороне являлась стабилизация положения соединений и частей путем закрепления выгодного рубежа и создания организованной системы огня. Именно этим было вызвано стремление командиров развертывать на достигнутом рубеже максимально возможное количество живой силы и боевой техники.

Закрепление достигнутых в ходе наступления рубежей осуществлялось в том построении боевого порядка, которое части имели в ходе наступления. Как уже отмечалось, переход к обороне производился зачастую тогда, когда войска были в значительной степени ослаблены, ввели в бой основную часть своих сил и средств, полностью или почти полностью израсходовали свои вторые эшелоны. Поэтому в период становления обороны соединения и части в большинстве случаев имели боевой порядок в один эшелон. Резервы и вторые эшелоны (в том случае, если они имелись) были также приближены к первому эшелону и имели своей задачей не столько создание глубины обороны, сколько парирование ударов противника. Так, в 91-й и 17-й гвардейских стрелковых дивизиях 39-й армии при переходе от наступления к обороне в ноябре 1944 года в районе Пилькаллена батальоны и полки второго эшелона развертывались на удалении 2—3 км от переднего края. В подавляющем большинстве случаев перехода к обороне общевойсковых армий в 1944—1945 годах все силы армий занимали оборону только в тактической зоне, что обеспечивало более быструю поддержку соединений первого эшелона со стороны вторых эшелонов стрелковых корпусов и резервов.

Устойчивость боевого порядка достигалась расположением подавляющего количества артиллерии сопровождения, танков и самоходно-артиллерийских установок непосредственно в районах обороны стрелковых батальонов. Например, в краткой сводке обобщенного боевого опыта войск 7-й гвардейской армии 2-го Украинского фронта за февраль 1945 года об этом сказано следующее: “...артиллерия армии использовалась для прикрытия основных танкоопасных направлений. Из общего количества 673 орудия на прямой наводке стояло 448 орудий”. И далее: “...танки танковой бригады армии занимали оборону отдельными узлами сопротивления совместно с пехотными частями и подразделениями”. Такое построение обороны обеспечивало создание высокой плотности сил и средств на закрепляемом рубеже и отражение ударов противника, предпринимаемых с ходу. Оно соответствовало боевым возможностям и характеру действий наших общевойсковых соединений и объединений. В этом заключается одно из самых характерных отличий обороны, поспешно занимаемой в ходе наступательных операций минувшей войны.

В то же время вследствие малой глубины, отсутствия вторых эшелонов или сильных резервов такая оборона не могла обеспечить успешное ведение длительного оборонительного боя с превосходящими силами противника и была уязвима от его огневого воздействия. Поэтому, отразив первый натиск противника и достигнув некоторой стабильности положения, соединения и части были вынуждены производить перегруппировку сил и средств, направленную на увеличение глубины и устойчивости обороны. Перегруппировка сил и средств соединений, вынужденных перейти от наступления к обороне, проходила, как правило, в ночное время, скрытно, после одного-двух дней упорных боев и спада активности противника.

Система огня при поспешном переходе к обороне в наступательных операциях минувшей войны была подчинена интересам надежного закрепления достигнутого рубежа и немедленного отражения атак танков и пехоты противника. Она заключалась в основном в создании сплошной зоны огня перед передним краем. Основу ее при переходе к поспешной обороне составлял огонь орудий прямой наводки, танков, самоходно-артиллерийских установок и стрелкового вооружения пехоты. Подобный порядок использования огневых средств соединений и частей наглядно подтверждается данными таблицы:

Наименование операции
Наименование соединений
Пушечная артиллерия
Гаубичная артиллерия
Танки и САУ
всего
на прямой наводке
на закрытых ОП
всего
на прямой наводке
на закрытых ОП
всего
на прямой наводке
Шяуляйская,
август 1944 г.
11-й гв.ск
2-я гв.А
207
139
68
43
15
28
19
19
Рижская,
сентябрь 1944 г.
2-й гв.ск
6-я гв.А
Из 248 орудий всех калибров 147 использовалось для стрельбы прямой наводкой
Будапештская,
январь 1945 г.
25-й гв.ск
7-я гв.А
177
160
17
49
20
29
17
17

Из таблицы следует, что почти вся пушечная артиллерия, значительная часть гаубичной и танки усиления использовались, как правило, для стрельбы прямой наводкой, располагаясь непосредственно в районах обороны стрелковых подразделений и частей.

Применение подавляющего большинства огневых средств для поражения атакующего противника огнем прямой наводкой перед передним краем закрепляемого рубежа обеспечивало создание зоны сплошного огня высокой плотности и позволяло отражать массированные танковые атаки гитлеровцев путем нанесения им больших потерь. В то же время использование основной массы огневых средств для ведения огня прямой наводкой ограничивало возможности перешедших к обороне войск в осуществлении маневра огнем и сосредоточении огневых усилий для поражения наиболее важных вражеских объектов и группировок как на подступах к обороне, так и в ходе отражения атак. По этой причине система огня не обладала достаточной гибкостью и способностью к быстрому наращиванию усилий на выявившихся направлениях ударов. После отражения первоначального удара противника возникала необходимость, одновременно с проведением перегруппировки войск, совершенствовать систему огня в целях увеличения количества огневых средств в руках командиров соединений и в составе противотанковых резервов, четкого планирования и централизации их использования.

Наряду с быстрым созданием зоны сплошного огня, поспешно перешедшие к обороне войска немедленно предпринимали меры к инженерному оборудованию занятых ими рубежей и позиций. Порядок производства инженерных работ на закрепляемом рубеже, а в последующем и в глубине полосы обороны того или иного соединении, зависел от конкретных условий обстановки. В основном он определялся воздействием противника, стремившегося сорвать закрепление переходящих к обороне войск на достигнутом ими рубеже. Поэтому первоначально все мероприятия по инженерному оборудованию местности были направлены на то, чтобы обеспечить устойчивость подразделений, оборонявшихся на первой позиции, и включали в себя отрывку одиночных стрелковых окопов, пулеметных ячеек, окопов для танков и орудий сопровождения с последующим соединением их между собою и созданием системы траншей.

Характерной особенностью инженерного оборудования обороны была более развитая система инженерных сооружений в пределах первой позиции и почти полное отсутствие их в глубине. В этом заключалось также одно из основных отличий обороны, поспешно занимаемой в ходе наступления.

На направлениях ударов танковых группировок противника создавались минно-взрывные заграждения силами подвижных отрядов заграждения и саперных подразделений. Об этом, в частности, так сказано в отчете об инженерном обеспечении боевых действий войск 7-й гвардейской армии за январь 1945 года. “Мины устанавливались на основных направлениях танковых атак противника (главным образом на дорогах) в виде отдельных групп мин часто в непосредственной близости от танков противника”. В ходе развития и совершенствования обороны шло наращивание плотности минно-взрывных заграждений путем создания противотанковых и противопехотных минных полей как перед передним краем, так и в глубине на наиболее танкоопасных направлениях.

Таким образом, оборона соединений и частей в ходе наступательных операций первоначально отличалась недостаточно развитой и организованной системой огня, довольно слабым инженерным оборудованием позиций и освоением местности, наспех организованным взаимодействием и недостаточно устойчивым управлением. Это была оборона неполной готовности и пониженной устойчивости. Иначе быть и не могло, так как соединения и части располагали малым временем и ограниченными средствами. В дальнейшем в течение одних-двух суток после перегруппировки сил и средств, развития системы огня, инженерных сооружений и заграждений слабые стороны поспешно занятой обороны ликвидировались, и она все более приобретала качества, свойственные подготовленной обороне.

Характер боевых действий войск при поспешном переходе от наступления к обороне для отражения готовящегося или начавшегося контрудара определялся самой целью обороны — удержать занимаемые позиции, остановить продвижение противника и, нанеся ему максимальные потери, создать условия для дальнейшего продолжения наступления. Решающим в достижении успеха являлась быстрота, с которой переходящие к обороне войска были в состояния противопоставить атакующему всю мощь своего огня.

Выполнение задач обороны, как правило, начиналось с быстрого маневра частей и подразделений на угрожаемое направление и развертывания на тактически выгодном рубеже. Заняв намеченный для закрепления рубеж, подразделения и части обрушивали огонь всех своих огневых средств на атакующего противника непосредственно перед фронтом их обороны. Огонь прямой наводкой из танков и орудий уничтожал атакующие танки. Огонь стрелкового оружия и минометов отсекал от танков пехоту и облегчал борьбу с танками в случае вклинения их в боевые порядки обороняющихся частей и подразделений.

Авиация, поддерживающая перешедшие к обороне войска, сосредоточивала свои усилия на поражении подходящих резервов и вторых эшелонов, стремясь задержать их выдвижение к полю боя и не допустить усиления атакующих группировок.

Большую роль в отражении наступления играла стойкость, и активность обороняющихся войск. Активность войск, поспешно перешедших к обороне, находила свое выражение в широком применении маневра силами и средствами и в проведении контратак и контрударов с целью уничтожении вклинившегося в оборону противника. Некоторое представление о содержании и значении маневра в ходе ведения поспешно занятой обороны дает таблица:

Наименование операции и время ее проведения
Наименование переходивших к обороне соединений
Характер и назначение маневра в ходе оборонительного боя
Шяуляйская, август 1944 г. 11-й гв.ск, 2-й гв.А Окаймление участков вклинения противника и наращивание глубины обороны на направлении его вклинения за счет переброски войск с неатакованных участков. Выдвижение на угрожаемые направления протипотанковых подразделений дивизий, корпуса и армии. Огневое усилие войск, обороняющихся на главном направлении, за счет маневра огнем и переподчинения артиллерийских частей.
Рижская, сентябрь 1944 г. 2-й гв.ск, 6-й гв.А Контратаки при бое за первую позицию резервов и подвижных отрядов эаграждения в целях восстановления положения (2/18 гв.сп 9 гв.сд). Наращивание усилий обороны на направлении удара противника путем выдвижения ПТрез. и ПОЗ дивизий и корпуса. Усиление обороняющихся войск за счет средств фронта (39-я иптабр)
Будапештская, январь 1945 г. 25-й гв.ск, 7-й гв.А Прикрытие угрожаемого фланга полком второго эшелона и резервом 409 сд. Наращивание усилий на направлении вклинения противника за счет резервов корпуса (27 гв.тбр, 462 иптап} и сил с соседних участков (из состава 375 сд). Усиление обороняющихся войск резервом армии (93 гв.сд.).

Из приведенных данных видно, что широкий маневр силами и средствам, являлся одним из решающих условий достижения целей поспешно занятой обороны. Посредством маневра осуществлялось создание оборонительной группировки, наращивание усилий обороны и глубины ее построения на выявившихся направлениях главного удара противника. За счет маневра сил и средств с неатакованных участков и из глубины достигалась локализация прорвавшихся группировок и их уничтожение контратаками. Широко применялся маневр с целью усиления соединений 1-го эшелона, оборонявшихся на направлении главного удара, артиллерийскими, танковыми и стрелковыми частями и соединениями из состава резерва армии и фронта.

Очень ярко подчеркивается роль маневра в обороне, занятой в ходе наступательных действий, в Сводке обобщенного опыта 4-й гвардейской армии 3-го Украинского фронта за январь 1945 года: “Главными особенностями боевых действий 4 гв. А является широкий маневр пехоты, артиллерии и танков и взаимодействие их в бою, благодаря которым удалось обескровить, отбросить противника и сорвать его намерения... Опыт показал, что даже при значительном превосходстве сил противника широкий маневр всех родов войск является наиболее эффективным средством борьбы с атакующим противником”.

Общая благоприятная оперативная обстановка, характеризующаяся развитием наступления наших войск на соседних направлениях, значительно большие, чем в обычной обороне, плотности и огневые возможности войск, а также активные маневренные способы их боевых действий приводили к тому, что перешедшие к обороне войска успешно отражали удары значительно превосходящего в силах врага. Так, в Корсунь-Шевченковской операции в феврале 1944 года наносившая контрудар группировка немцев в составе восьми танковых и четырех пехотных дивизий сумела продвинуться лишь на 20 км. В Шяуляйской операции в августе 1944 года ударная группировка (семь танковых и пять пехотных дивизий) вклинилась в оборону на глубину 10—40 км.

В силу указанных причин оборона, занятая а ходе наступательных операций, была, как правило, кратковременной и обычно завершалась возобновлением наступления. Об этом, в частности, свидетельствуют результаты исследования ряда операций наших войск в минувшей войне, приведенные в таблице:

Наименование операций и время их проведения
Наименование соединений
Продолжительность оборонительных действий после поспешного перехода к обороне в сутках
Характер действий после решения оборонительной задачи
Киевско-Фастовская, ноябрь 1943 г.
50-й ск, 38-й А
6
Продолжал оборону в рамках начавшейся оборонительной операции
Львовско-Сандомирская, июль 1944 г.
28-й ск, 60-й А
4
Возобновил наступление
Наступательная операция 1-го Прибалтийского фронта, июль-август 1944 г.
13-й ск, 2-й гв.А
2
Возобновил наступление
Берлинская, апрель 1945 г.
73-й ск, 52-й А
2
Возобновил наступление

Из таблицы видно, что в ходе Великой Отечественной войны войска после решения оборонительных задач обычно возобновляли наступление. Переход к длительной обороне имел место при окончании наступательной операции в целях подготовки последующей.

Подводя итог вышесказанному, можно сделать выводы, что в оперативно-тактическом масштабе оборона в ходе наступательных операций Великой Отечественной войны применялась довольно часто. Организация ее осуществлялась обычно в короткие сроки, а зачастую и под воздействием противника. Наиболее ответственным моментом при вынужденном переходе к обороне являлся период ее становления, когда все усилия соединений и частей были направлены на быстрое закрепление достигнутых рубежей. Устойчивость поспешно занятой обороны достигалась путем создания высоких плотностей огневых средств и войск на закрепляемом рубеже, что обеспечивало нанесение больших потерь атакующему противнику и вынуждало его проводить тщательную подготовку прорыва занятых позиций или отказаться от активных действий.

Построение боевых порядков частей и соединений, при их поспешном переходе к обороне в наступательной операции, вытекало из сложившейся в ходе наступления группировки сил и средств и было, как правило, неглубоким. Готовность поспешно занимаемой обороны определялась созданием зоны сплошного огня на закрепляемом рубеже, основу которой составлял огонь прямой наводкой танков, самоходно-артиллерийских орудий и подавляющего большинства ствольной артиллерии. Инженерное оборудование местности проводилось в первую очередь в интересах надежного закрепления достигнутого в ходе наступления рубежа и свое наибольшее развитие получало в пределах первой позиции.

Решающим условием достижения успеха при поспешном переходе войск от наступления к обороне являлись их самоотверженные, активные и высокоманевренные действия.

Источник: "Военно-исторический журнал" №5 1967г.

Эта страница принадлежит сайту "РККА"