Совершенствование технического обеспечения бронетанковых войск в операциях

Генерал-лейтенант ИТС А. КАРПЕНКО

В годы Великой Отечественной войны организация технического обслуживания боевых машин, их своевременного ремонта и эвакуации в динамике сражений представляла одну из важнейших проблем в общей сумме мероприятий по обеспечению боевой готовности бронетанковых войск.

Значение этих вопросов определялось в первую очередь тем, что пополнение танковых войск новой боевой техникой в составе маршевых подразделений или россыпью в прошлой войне осуществлялось главным образом в ходе подготовки к операции, либо в период продолжительных оперативных пауз. В ходе боев поступление в части танков с заводов промышленности было явлением крайне редким, исключительным. Поэтому восстановление поврежденной бронетанковой техники в ходе сражений и быстрый возврат ее в строй являлись наиболее существенным, а порой и единственным источником восполнения потерь в танках. Ремонт танков в ходе операции, повышая боеспособность частей и соединений, увеличивал силу и глубину танковых ударов и тем самым способствовал успешному выполнению поставленных задач.

В ряде случаев количество отремонтированных танков и самоходных артустановок в два-три раза превышало число боевых машин, имевшихся в танковой армии к началу операции. Другими словами, в течение одной операции каждый танк выходил по два-три раза из строя и столько же раз снова возвращался в боевые порядки частей и соединений. Так, по опыту работы ремонтных органов 3-й гвардейской танковой армии в период Львовско-Сандомирской операции (июль—август 1944 года) количество танко-ремонтов более чем в 3 раза превышало состав танкового парка, имевшегося в войсках армии к началу операции.

Накануне войны мы не имели достаточного количества подвижных войсковых ремонтных средств, способных обеспечить своевременное восстановление поврежденной бронетанковой техники в ходе боя и операции. Из имевшихся ремонтных органов значительную часть составляли стационарные ремонтные базы и гарнизонные автобронетанковые мастерские, ремонтировавшие в основном автомобили и тракторы. Технология ремонта была примитивна и не обеспечивала должной производительности работ. Большинство таких баз и мастерских дислоцировалось в районах, оказавшихся под угрозой оккупации. Вскоре после начала боевых действий почти все они были эвакуированы и потому в первые месяцы войны оказать какую-либо помощь частям в восстановлении танков не могли.

Подвижные войсковые ремонтные средства в приграничных округах были представлены в сравнении с нашими потребностями незначительным количеством ремонтно-восстановительных батальонов. Их ограниченные мощности явились одной из причин больших потерь в боевой технике. Многие вышедшие из строя танки оставались на полях сражений, хотя по характеру повреждений требовали самого непродолжительного ремонта.

Большое напряжение в работе танковых механизмов в ходе боевых действий приводило к быстрому их износу, к нарушению регулировок, что требовало квалифицированной помощи экипажам танков со стороны ремонтных подразделений, проведения тщательного обслуживания машин и устранения выявленных неисправностей как при подготовке к боевым действиям и маршам, так и в ходе операции. Из-за недостатка ремонтных средств, нужных для организации технического замыкания танковых колонн на марше и оказания им помощи, значительная часть боевых машин выходила из строя.

Нехватка эвакуационных средств или плохая организация их работы часто приводили к увеличению безвозвратных потерь в бронетанковой технике. Танки, остановившиеся на поле боя из-за полученных боевых повреждений или застрявшие на болотистой местности, не всегда своевременно эвакуировались с поля боя. Например, в период с 22 июня по 1 июля 1941 года в 22-м механизированном корпусе вышли из строя 119 танков. Из них 58 так и остались на поле боя из-за невозможности их эвакуировать.

Недостаточное внимание к вопросам технического обеспечения бронетанковых войск перед войной привело к тому, что все эти проблемы пришлось решать уже в ходе войны, преодолевая серьезные трудности. Большое внимание вопросам количественного и качественного состава средств технического обеспечения танковых войск вынужден был уделять Государственный Комитет Обороны.

В результате принятых мер к середине 1942 года было сформировано значительное количество подвижных ремонтных баз, отдельных ремонтно-восстановительных батальонов, а также частей и подразделений по эвакуации танков. А к лету 1943 года наши бронетанковые войска имели вполне законченную организацию штатных ремонтных и эвакуационных средств. В танковых полках и отдельных батальонах имелись взводы технического обеспечения (ВТО). Танковые бригады располагали ротами технического обеспечения (РТО). В штат танковых армий были введены отдельные танкоремонтные батальоны (ОТРБ) и по две эвакуационные роты.

Наряду с этим в общевойсковых армиях, имевших в своем составе танковые и самоходно-артиллерийские полки, как правило, было по одной ПТРБ и эвакуационной роте. В конце 1944 года для ударных армий создаются подвижные армейские ремонтно-эвакуационные базы (ПАРЭБ), объединявшие подразделения ремонта и эвакуации. Если общевойсковые армии не имели штатных ремонтных частей, то при наличии в их составе танковых или танко-самоходных частей они усиливались за счет фронтовых средств.

Включение ремонтных подразделений в штаты частей и соединений в значительной степени способствовало ускорению ремонта вышедшей из строя бронетанковой техники.

Порядок использования и способы работы различных звеньев ремонтных средств обусловливались особенностями проводимой операции, ее размахом и темпами, а также составом и техническим состоянием танкового парка частей и соединений. В зависимости от характера повреждений или неисправностей танков, объема и сложности ремонтных работ существовали следующие три вида ремонта — текущий, средний и капитальный. Как известно, для каждого из названных видов ремонта требуются и разные сроки, и разные условия, в которых такой ремонт можно производить.

Взводы и роты технического обеспечения предназначались для производства текущего ремонта танков и оказания помощи экипажам в обслуживании бронетанковой техники. Этот наиболее многочисленный вид ремонта сводился главным образом к устранению неисправностей путем замены или ремонта поврежденных деталей, механизмов и приборов, а также к производству необходимых регулировочных, крепежных, сварочных и слесарно-механических работ. Указаные подразделения восстанавливали основную массу машин, требовавших для ремонта небольшого времени, непосредственно там, где они вышли из строя. Чтобы не отрываться от своих частей, ремонтные подразделения обычно не могли находиться на одном месте продолжительное время.

Корпусные ремонтные части (ПТРБ), продвигаясь в полосе действия своих войск, производили в основном средний ремонт, при котором заменялись поврежденные или восстанавливались изношенные агрегаты и узлы танков, проверялось техническое состояние, регулировка и надежность крепления остальных агрегатов и вооружения. Этот вид ремонта обеспечивал запас хода машин в пределах межремонтного срока. Ремонтными базами выполнялась и часть текущих ремонтов, которые из-за недостатка времени не могли осуществить ремонтные подразделения танковых частей.

В ходе наступления ремонтные средства танковых и механизированных корпусов большую часть работ выполняли на корпусных сборных пунктах аварийных машин (СПАМ). Так, более 90% всех ремонтов танков, произведенных силами корпусов 2-й и 4-й гвардейских танковых армий в ходе Висло-Одерской операции, выполнено на корпусных либо на армейских СПАМ.

Ремонт танков на сборном пункте аварийных машин

Ремонтные средства танковых армий в первые дни операций не развертывались, а вместе с эвакуационными ротами выполняли функции технического замыкания. В дальнейшем, в ходе боевых действий, они восстанавливали танки, требовавшие главным образом среднего ремонта и сосредоточенные эвакоротами на армейских СПАМ. Довольно часто армейские ремонтные батальоны и эвакороты применялись как средство усиления частей и соединений. Такой характер децентрализованного использования армейских ремонтных и эвакуационных средств практиковался тогда, когда танковые войска вели напряженные боевые действия при незначительном темпе продвижения.

При вводе танковых армий в прорыв и действиях их в оперативной глубине все ремонтные средства стремились приблизить к действующим войскам, а при выходе частей в районы сбора по выполнении задачи дня нередко располагали вместе с ними. Однако это было возможно лишь при темпах наступления 15—20 км в сутки. Резкое увеличение темпа продвижения войск, характерное для наступательных операций завершающего этапа минувшей войны, потребовало решительного пересмотра принятой организации технического обеспечения войск. Из-за отставания органов тыла, в том числе и ремонтных частей и подразделений, установившийся порядок использования ремонтных средств, успешно применявшийся в прошлых операциях, не мог быть использован в новых условиях.

При стремительном продвижении войск командование армий нередко вынуждено было временно брать в свои руки руководство работой ремонтных средств соединений. Выполнение средних, а также части текущих ремонтов танков производилось армейскими средствами. Основное же внимание инженерно-технического состава соединений и частей сосредоточивалось на восстановлении танков с небольшим объемом работ силами взводов и рот технического обеспечения и главным образом на организации технического обслуживания боевой техники.

Типичным в этом отношении является порядок использования ремонтных средств в соединениях 1-й гвардейской танковой армии в ходе Висло-Одерской операции. Маневренный характер действий войск привел к разбросанности поврежденной техники. Наталкиваясь на узлы сопротивления противника, наши войска обходили их, оставляя часть подбитых танков. В период 15—18 января 1945 года армия прошла с боями до 200 км. Уже на четвертый день операции 91 танк требовал текущего или среднего ремонта. Поврежденные или застрявшие в болотах танки, находившиеся в стороне от основных маршрутов, оставались без внимания ремонтных подразделений, которые, выполняя приказ не отрываться от войск, все время находились в движении и ремонтом практически не занимались.

По предложению помощника командующего армией по технической части генерал-майора ИТС П.Г. Дынера все корпусные подвижные танкоремонтные базы (ПТРБ) были изъяты из соединений и подчинены непосредственно армии. Это способствовало быстрому исправлению положения.

Из состава армейского ремонтного батальона, корпусных ПТРБ, а также двух штатных армейских эвакорот и двух СПАМ были созданы ремонтно-эвакуационные группы.

Перемещаясь перекатами, минуя впереди расположенные армейские СПАМ, такие группы, как это видно из схемы, могли находиться на одном месте до 6—9 суток, т.е. до завершения всех работ по ремонту сосредоточенных здесь танков, отрываясь от действующих войск до 150 км и более. Такой метод использования ремонтных средств позволил армии в ходе боевых действий восстановить и вернуть в строй всю бронетанковую технику, подлежащую войсковому ремонту.

Централизация руководства работ корпусных ремонтных баз позволила упростить возврат отремонтированных машин в строй. В этих условиях маршруты для танков, возвращавшихся в свои части группами в 5—10 единиц, прокладывались через расположенные впереди СПАМ, где машины дозаправлялись горючим, экипажам оказывалась квалифицированная помощь в проведении обслуживания, устранялись обнаруженные неисправности.

На примере организации ремонта танков во 2-й гвардейской танковой армии видно, как высокие темпы наступления затрудняли решение вопросов технического обеспечения бронетанковых войск при старой системе обслуживания в той же Висло-Одерской операции. В этой армии ремонтные подразделения соединений, стремясь не отставать от войск, стали обходить поврежденные танки. В результате количество танков, требовавших текущего и среднего ремонта, резко возрастало и к концу января, т. е. через две недели после начала операции, достигло 253. Армия за 12 суток продвинулась более чем на 400 км, неоднократно меняя направления действий, в связи с чем армейские и корпусные ремонтные средства отстали от своих войск, связь с ними нарушилась. Информация от соединений о месте расположения поврежденных танков систематически не поступала. Прогрессирующее увеличение количества вышедших из строя машин потребовало принятия срочных мер. Были созданы корпусные и армейские комиссии, которые направлялись по маршрутам движения соединений с задачей определить места и причины остановки танков. Армейский ремонтный батальон был оставлен в 150 км от действующих частей, в районе Чарникау-Маргонин, где располагалась основная масса поврежденных танков. Для быстрейшего их восстановления фронту пришлось направить в армию дополнительные средства. Однако время было упущено, и это, естественно, привело к некоторому снижению боеспособности армии.

Таким образом, в условиях развития наступательных операций в высоких темпах стремление требовать от ремонтных частей соединений и армий производства среднего ремонта и в то же время непрерывного сопровождения войск приводило к отрицательным результатам.

Темпы наступления оказывали также серьезное влияние и на объем работ по восстановлению танков, выполняемых различными звеньями ремонтных средств. В 1-й гвардейской танковой армии при меньших темпах наступления ремонтные подразделения танковых бригад производили не только текущий ремонт, но и до 25% всех средних ремонтов. Увеличение же среднесуточных темпов наступления до 50 км снижало долю выполнявшихся ими работ, так как сокращалось время, в течение которого ремонтные подразделения могли работать на одном месте.

Важное значение в организации быстрого восстановления поврежденной боевой техники имела специализация ремонтных частей и подразделений. Она позволяла совершенствовать технологию ремонта, повышать производительность и качество выполняемых работ. Сформированные в 1943 году подвижные танко-агрегатные ремонтные заводы давали возможность восстанавливать непосредственно во фронтовом тылу значительное количество танковых двигателей, узлов и агрегатов. Это создало необходимые условия для широкого внедрения в практику работы войсковых ремонтных средств наиболее прогрессивного агрегатного метода ремонта. Выполнение ремонта методом замены неисправных или поврежденных агрегатов и узлов исправными резко сокращало время простоя машины в ремонте и не требовало наличия во всех ремонтных частях и подразделениях сложной технологической оснастки, нужной для качественного ремонта двигателей и агрегатов. Это повышало подвижность ремонтных частей войскового звена, упрощало полевой ремонт, увеличивало производственные возможности.

Специализация ремонтных средств в минувшую войну имела довольно широкое распространение. Специализировались подвижные ремонтные заводы, ремонтные части или их подразделения. Специализировались, наконец, отдельные ремонтные бригады в составе корпусных и армейских средств, что способствовало более квалифицированному выполнению ремонтных работ в ограниченные сроки. Например, временное подчинение 2-й гвардейской танковой армии (на период Висло-Одерской операции) 152-й ПТРБ, специализированной по ремонту танков, позволило достаточно оперативно восстанавливать боевую технику 1-го механизированного корпуса этой армии, не распыляя ограниченного количества запасных частей, специального оборудования и инструмента и не отвлекая на их ремонт армейские средства, к тому же недостаточно подготовленные для выполнения подобных работ.

Быстрое восстановление бронетанковой техники и поддержание высокой боевой способности танковых частей и соединений в ходе наступательных операций зависело от постоянного взаимодействия между ремонтными и эвакуационными частями. При работе ремонтных частей на СПАМ длительность пребывания танков в ремонте значительно сокращалась, что достигалось за счет уменьшения потерь рабочего времени на поиски поврежденных машин и выезд к ним ремонтных бригад, более производительного технологического процесса ремонта и наиболее полного использования имевшегося оборудования. В этом случае создавались условия и для лучшей организации охраны сосредоточенной боевой техники и средств, занятых на ее восстановлении.

Однако, несмотря на столь большие преимущества ремонта танков на СПАМ, при быстром продвижении наших войск, а также при действиях в болотистой местности, когда эвакуация сопряжена с серьезными подготовительными работами и потерей значительного времени, часть поврежденной техники ремонтировалась на месте выхода ее из строя, особенно те боевые машины, восстановление которых не требовало большого объема работ. Кроме того, известная часть ремонтов выполнялась в процессе технического обслуживания. Так, из 739 текущих ремонтов, произведенных ремонтными средствами 4-й гвардейской танковой армии в Висло-Одерской операции, 380 было выполнено при техническом обслуживании.

В целом же, как показывает опыт Великой Отечественной войны, в наших танковых армиях эвакуировалось 25—30% танков, требовавших текущего ремонта, и до 70% машин — среднего ремонта.

Следует, однако, отметить, что в крупных наступательных операциях на завершающем этапе минувшей войны, отличавшихся высокими темпами и большой динамичностью, в организации технического обеспечения танковых войск возникли большие трудности не только с эвакуацией и ремонтом поврежденной боевой техники, но и в первую очередь с выявлением этих машин, определением их местонахождения и технического состояния. Офицеры технической службы частей и соединений, занятые поддержанием высокой боеспособности основной массы танков, физически не могли вести систематического наблюдения за полем боя, чтобы знать все об отставших машинах тех подразделений, которые наступали в стороне от основных маршрутов. В танковых подразделениях и частях не имелось подвижных, достаточно проходимых средств передвижения для пунктов наблюдения и связи (ПНС). Поэтому полное выявление ремонтного фонда и всей поврежденной техники, остававшейся в тылу, приходилось брать на себя органам технического обеспечения армий.

По опыту 1-й гвардейской танковой армии к технической разведке привлекались все офицеры армейского управления бронетанкового снабжения и ремонта (УБТСР), армейских эвакорот со СПАМ. Они вели ее на всю глубину действия войск армии. Всего создавалось обычно 8—10 групп, передвигавшихся на автомашинах. Законом для всех ремонтных и эвакуационных частей была техническая разведка местности своего расположения в радиусе до 25—30 км.

Четкая организация тщательной технической разведки с целью выявления остановившихся или застрявших боевых машин, выявление характера повреждений позволяли более эффективно использовать производственные возможности эвакуационных и ремонтных частей и сократить время простоя машин в ожидании эвакуации и ремонта.

Своевременная эвакуация и ремонт выведенной из строя бронетанковой техники в годы минувшей войны, как составная часть технического обеспечения, являлись существенным фактором восстановления боеспособности бронетанковых войск в ходе проводимых операций.

Благодаря творческой работе военных инженеров и техников, которые по крупице собирали драгоценный опыт по организации технического обеспечения танковых войск, использовали все положительное для постоянного совершенствования организационной структуры ремонтных органов, а также форм и методов работы ремонтных и эвакуационных частей и подразделений, к концу войны мы имели хорошо слаженную и четко функционировавшую систему технического обеспечения, полностью справлявшуюся с возложенными задачами. В ходе боевых действий непосредственно в тылу частей и соединений восстанавливались практически все танки, требовавшие текущего и среднего ремонта.

Источник: "Военно-исторический журнал" №4 1967 г.

Эта страница принадлежит сайту "РККА"